Рисующий светом ↓

0 +

Перед ним уважительно расступаются фотографы на показах Нью-Йоркской недели моды. С ним работают крупнейшие модельные агентства – New York Models, Elle, Ford, Welhemina, Click, Supreme, ID. Ему позируют знаменитости.

А недавно этот русскоязычный фотограф стал лицом компании Hensel USA и сотрудником модного журнала The Daily – честь, которой удостаивается редкий профессионал. Знакомьтесь, Виталий Агибалов – потомственный фотограф. 

Талант видеть людей красивыми в объективе фотокамеры у него в крови. Прабабушка Виталия имела такое же увлечение, нетипичное для женщин ее времени. Муж поддержал ее и отправил в Германию учиться фотоделу у лучших специалистов. 

«Я рисую светом. Это умение у меня от прабабушки. Даже очень пожилого человека я могу омолодить на десять лет без помощи “фотошопа”. Нужно лишь знать, под каким углом направлять источник света, и тогда можно лепить из человека все что угодно: сделать его полнее, стройнее, моложе, старше», – говорит Виталий. 

Редкостное умение правильно ставить свет и выделило его из более чем полусотни тысяч фотографов, подавших заявки на конкурс Hensel USA – знаменитой компании, которая занимается выпуском профессионального светового оборудования. 

Свою первую фотоработу Виталий хранит до сих пор. В семь лет он снял папу с мамой, сам проявил и напечатал фото. Отец тогда подарил сыну «Практику» – «с барского плеча», как заметил Виталий, потому что для начинающего фотографа эта камера была даже чересчур хороша. «У нас в семье все фотографы, вот и отношение к этому делу серьезное», – пояснил он. 

В детстве у Виталия проявились способности к музыке и живописи. Возможно, если бы в то время не было так трудно купить рояль, на свете могло бы стать одним музыкантом больше. Агибалов с отличием окончил художественную школу, потом художественное училище и Кубанский государственный университет по специальности «художник-график». А фотография из хобби превратилась в хорошее подспорье для студента: в 15 лет Виталий снимал уже за плату, а в 20 открыл свой бизнес. 

«Когда папа-инженер зарабатывал 300 долларов, у меня выходило по две тысячи в месяц. Я работал во Франции, Швейцарии, Голландии, Германии, а потом мне помогли уехать в США», – рассказывает Виталий. 

В стране надежд его никто не ждал – ни друзья, ни родственники. Английским Агибалов не владел. По объявлению в газете он устроился работать к русским в ресторан помощником повара: пригодилось умение вкусно готовить. «За три дня найти жилье и работу было, пожалуй, самым трудным испытанием в моей жизни», – вспоминает Виталий.

В ресторане он быстро познакомился с местным фотографом и вызвался ассистировать ему. Как только научился говорить по-английски, стал подыскивать место посолиднее: выбирал наиболее интересные объявления и ходил на собеседования. Обойдя с десяток студий, он наконец зацепился в одной. «Фотографу так нравилась моя работа, что он часто позволял себе расслабиться: разрешил мне представляться его именем и снимать, а сам сидел дома. Тогда-то я и понял, что настало время открыть свою студию», – говорит Виталий. 

Восемь лет ушло у него на то, чтобы выучить язык, понять принципы американского фотодела, определить собственный стиль, и лишь в последние два года началась серьезная работа. «Зачем изобретать велосипед? Я не стал ломать голову над тем, как выделиться. Я просто делаю очень красивые фото, “безумно красивые”, как говорят мне в крупных агентствах», – рассказывает Агибалов. На бумаге получается, что все у него в жизни складывалось быстро и ладно.

На самом деле Виталию, как и большинству русскоязычных иммигрантов, приходилось непросто. Но, как бы трудно ни было, он никогда не изменял любимому делу. «Не понимаю, когда фотографы идут в официанты – они же могут отлично зарабатывать своей профессией. Посмотрите, кто снимает свадьбы в выходные: бухгалтеры и инженеры. А ведь свадебная фотография – не хобби», – говорит Виталий. 

Несколько лет назад он был фоторедактором и фотографом журнала Bride и сегодня работу с модельными агентствами и компаниями перемежает съемками на свадьбах. Каждой невесте хочется получить хорошие фотографии одного из самых торжественных дней в ее жизни.

«Даже если кошки скребут на душе, профессиональный фотограф должен уметь создать людям радостное настроение. Свадебные фото нужно сделать такими, чтобы и через 30 лет они смотрелись классно», – считает Виталий. По его мнению, чтобы стать хорошим фотографом, надо учиться.

Художник по образованию, Агибалов прошел серьезную семейную школу фотомастерства. Но одной науки недостаточно. «Необходимо страстно любить свое дело, иначе никогда не получишь высоких результатов, – говорит он. – Я свое дело обожаю: хлебом не корми – дай поснимать». 

Виталий – не репортажный фотограф, а студийный. Он считает, что на улице снимать проще, а вот в помещении не каждый может: необходимо понять, чем человек живет и дышит, поймать нужную эмоцию так, чтобы отразить красоту его внутреннего мира. «Если не смог расположить к себе человека за пять минут, пиши пропало, – объясняет Виталий.

– С моделями работать легко, потому что они умеют позировать. И отличаются они не красотой, а тем, что из них, как из пластилина, можно создавать разные фигуры. Гораздо труднее работать с простыми людьми и делать их на фото не хуже моделей. Для фотографа лучшая реклама – из уст в уста.

Поэтому ко мне часто приходят подруги девушек, которых я снимал, и этак “по-дружески” говорят: “Ну, если ты эту крокодилицу красавицей сделал, то я буду просто совершенством”.

Уже три раза звонили с претензиями мужья, мол, зачем ты моей жене самооценку поднял – была скромная мать и бухгалтер, а теперь в модели решила податься. Вообще, фотограф одним нажатием кнопки может так приукрасить или изуродовать, что мама родная не узнает». 

Виталию не нравится специальная литература по фотоделу, где все написано скучным и непонятным языком. Сейчас он пишет свою книгу – для начинающих свадебных фотографов. В планах еще одна – с выполненными им снимками знаменитостей. 

«Когда мои работы будут на обложке Vogue, на биллбордах Таймс-сквер, когда со мной будут сотрудничать известные дизайнеры, может, тогда я и скажу, что добился, чего хотел. Впрочем, совершенству нет предела», – говорит Агибалов.

Еще ему хочется иметь большую студию в центре Манхэттена и устроить персональную выставку, но не в банальном месте, а на станции Гранд-сентрал, например. Сегодня у Виталия две студии – одна в Бруклине, другая в Манхэттене. Для больших проектов он арендует просторную съемочную площадку за тысячу долларов в день. В оборудование вложены десятки тысяч долларов. Агибалов покупает лучшее, следит за новинками, придерживаясь принципа – «можно и на “запорожце” ездить, но на “мерседесе” удобнее». Уже пять лет с Виталием на съемках работает стилист Екатерина Инякина.

«С визажистом, как с женой: менять каждые полгода хлопотно, а проживешь с одной 20 лет – понимает без слов», – шутит Виталий.

Ему пишут многие люди, просятся в ассистенты. Но он выбрал одного, идеального – совершенно не интересующегося фотоделом человека. «Секреты мастерства я расскажу только своим детям – продолжателям династии», – объяснил фотограф.

MODA.RU

06 января 2011

Комментариев: 0
Уровень гламура: 0