Виталий Агибалов: «Долгоиграющая фотография всегда в цене» ↓

1 +

Давным-давно юный фотограф из Краснодара Виталий Агибалов прилетел в Город Большого Яблока, чтобы добиться здесь признания. На пути к американской мечте встретилось множество препятствий: языковой барьер, отсутствие связей и серьёзной материальной базы, с которой можно начать бизнес, в конце концов, просто незнание местного колорита.

А сегодня – не прекращающий трезвонить BlackBerry, сотни имейлов от заказчиков и четыре десятикилограммовых альбома лучших снимков. «Теперь не я работаю на репутацию, а репутация – на меня», – говорит Виталий, и я верю: выгадать минутку на интервью удалось, лишь изолировав фотографа от телефонов. Как здорово, что хоть кому-то из нас удалось осуществить свою американскую мечту.

– Виталий, вы занимаетесь цифровой фотографией. Насколько уместен термин «рисующий светом», применяемый по отношению к вам в англо- и русскоязычной прессе?

– Свет в цифровой фотографии необходим даже больше, чем при работе с плёнкой. С помощью аналоговой камеры добиться эффекта «объёма фотографии» проще, поэтому современным фотографам требуется больше оборудования, в том числе осветительных приборов, чем раньше. Технология движется вперёд, и сегодня качество плёночной фотографии в разы уступает цифровой.

– Как много лет вы не снимаете на пленку?

– Лет восемь – с тех пор как купил свою первую цифровую камеру.

– Тем не менее в последнее время появилась целая волна фотографов, намеренно отказывающихся от «цифры». Говорят, после того как «Полароид» заявил о решении прекратить выпуск картриджей для своих аппаратов, их в экстренном порядке начали скупать ценители «настоящей фотографии».

– Знаете, когда появилась фотография, все думали, что художников не останется. Но, как видите, этого не произошло – просто образовалась новая ниша в искусстве. Сегодня то же самое происходит с цифровой и аналоговой фотографией. Индустрия требует быстроты и качества, поэтому профессионалы предпочитают цифровые камеры, но остались фотохудожники, у которых есть время и желание работать с плёнкой.

– А в Америке вообще остались ещё фотостудии, где можно проявить пленку?

– Да, остались только самые крупные лаборатории. Другие просто не оправдывают затраты на оборудование и стоимость химических составов, с помощью которых они проявляют и печатают фотографии.

Есть ещё фотографы, которые снимают на плёнку – я знаю по работе в журналах. Но это их дело. Видимо, им так больше нравится или они не смогли перестроиться. Хотя все самые-самые – Стивен Мейзел, Жиль Бенсимон, Патрик Демаршелье, Питер Лимберг, Херб Ритц, Марио Тестино – снимают на «цифру». – Говоря о современных тенденциях в фотографии, вы упомянули о том, что нужно постоянно находиться, что называется, «в струе». Но от своего прежнего направления – пейзажной и портретной съёмки – вы как-то отошли…

– Почему же? Портреты я всё ещё снимаю, и довольно часто. Просто в последнее время всё больше заказов поступает именно на фэшн-съёмку. А на пейзажи – да, времени не остаётся.

 Я знаю, что совсем недавно вы подписали контракт с одним известным модельным агентством. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– Вообще-то я снимаю для пятнадцати нью-йоркских агентств, поэтому контракт, о котором вы говорите, не является чем-то из ряда вон. Это IMG, DNA, Ford, Supreme, Wilhelmina, Click, New York Models и другие. В нашем городе агентств не так много – порядка 20-30 ведущих компаний, с лучшими из них я уже работаю. У каждого агентства свои чёткие требования не только к самим моделям, но и к фотографиям для портфолио. Многие девушки наивно думают, что для того чтобы работать в сфере моды, подойдут фотографии, отснятые в России или, допустим, даже в другом штате. Но это не так: без понимания «стандарта» съёмки любая, даже самая удачная фотография, просто не сработает.

– Насколько тяжело русскому человеку пробиваться в американском бизнесе? Тем более в таком конкурентном, как мода?

– Очень сложно. Легко только моделям, потому что русские девушки считаются самыми красивыми. Их в этом бизнесе около 80%. А с фотографами все гораздо сложнее, потому что они съезжаются в Нью-Йорк со всего мира, самые лучшие, – а выживают только сильнейшие. Нужно иметь очень сильную мотивацию, чтобы задержаться в этом бизнесе. Несколько моих бывших коллег не выдержали и вынуждены были просто сменить профессию.

– Насколько важно для фотографа правильно себя позиционировать? Правда ли, что большинство заказов американские фотографы получают по рекомендациям?

– Знаете, долгое время я думал, что в Америке можно чего-то добиться только благодаря своим знаниям и умениям. Но это не так. Будь ты хоть семи пядей во лбу, но если тебя кто-то не представит и не скажет: «Обратите внимание на этого человека», – ничего не получится. В принципе, я попал в свои журналы через какие-то знакомства, общение. Потому что свято место пусто не бывает.

– А модели тоже продвигаются в бизнесе по этому принципу? Или там действуют какие-то другие механизмы?

– Всё просто. Многие американки не делают того, что делают русские. В том плане, что мы очень трудолюбивы и согласны работать за меньшие деньги. Допустим, американка может сказать: «Сегодня я пойду за эту сумму работать, а завтра – нет», а русские понимают, что сегодня это есть, а завтра этого не будет, поэтому лучше взять всё что только можно. Тем более что век модели недолог – девочки работают от силы до 25 лет.

– Как девушка должна себя вести перед камерой, чтобы хорошо выглядеть на фотографии?

– Профессиональных моделей этому учат, причём годами. Но и обычные девушки, которые только начинают пробиваться в фэшн-бизнес или снимаются для себя, могут научиться правильно вести себя перед камерой. Порой достаточно одной фотосессии, чтобы в будущем девушка чувствовала себя перед камерой увереннее.

– Наверняка нашим читателям будет интересно узнать, с кем из известных моделей вы работали.

– Долго перечислять. Саша Пивоварова, Таня Дягилева, Аня Казакова. Из американских моделей – Джессика Стэм, Миранда Кервик (модель Victoria’s Secret) – очень много. Просто зайдите на мой сайт или Facebook – и вы всё сами увидите.

– Есть ли в вашем бизнесе такое понятие, как устаревшая, вышедшая из моды фотография?

– Конечно! Именно поэтому я стараюсь создавать снимки, которые если не войдут в историю моды, то уж точно останутся современными несколько десятилетий. Глядя на фотографии Мэрилин Монро, мы сразу догадываемся, в каком году они были сняты. Это особый покрой одежды, прическа, даже маникюр! А по снимкам, которые делаю я, сложно сказать, были ли они сделаны полвека назад или только вчера отпечатаны. Это долгоиграющее искусство, которое всегда в цене.

– А вы лично следите за модой?

– Да, потому что два раза в год снимаю Неделю моды. Вообще-то я не репортажный фотограф, но если престижный журнал Daily Front Row платит мне большие деньги за эту работу, то почему бы и нет? К тому же я всегда рад в очередной раз встретиться со своими подружками-моделями на backstage (за кулисами – Прим. Е.Б.). Я всегда первым узнаю, что будет модно в следующем сезоне, поэтому мне легче ориентироваться, работая над портфолио, – я уже знаю, какую одежду должен заказывать стилист на ту или иную съёмку.

– Я слышала, что вы работаете над книгой портретов известных людей. Что это будет за книга и кто из celebrities уже дал своё согласие на участие в этом проекте?

– На данный момент уже готова большая подборка фотографий топ-моделей (русских и американских), которые подписали контракт на книгу. Я снимал Дональда Трампа и его дочь Иванку, киноактрису Наталию Рудакову, одну из первых топ-моделей Кэрол Альт. Сейчас мы ведём переговоры с Меган Фокс и Леонардо ДиКаприо. Эти снимки вы не найдете на моём сайте – это уникальный материал, который создается специально для книги. Издание будет выпущено ограниченным тиражом, а все собранные от продажи книги средства пойдут на благотворительность.

Екатерина БЫЧКОВА