RFW, день четвертый. Славянский экскурс в Возрождение. ↓

0 +

Четыре большие славянские столицы – Киев, Минск, Петербург и Москва устроили для зрителей четвертого дня RFW своеборазный экскурс в эпоху Возрождения.

О.К.М.

Славься, элегантность!

Неизбежное низвержение формального женского костюма с трона популярности требует от дизайнеров новых ходов, и Ольга Мягкова с готовностью подхватила этот челлендж, нацелившись на возрождение урбанистической, офисной элегантности. Только теперь это достигается не при помощи брючных костюмов – они были единичными в коллекции «Город женщин».

Не жалея для этих целей рюшей и жабо, Мягкова взяла аккорд на две октавы женственности выше, чем в последние десятилетия. В результате гимн элегантности прозвучал немного слаще и пестрее, чем мы привыкли. За это обитательницы «Города женщин» ей будут бесконечно благодарны.

Елена Цокаленко (Белоруссия)

Осенний вальс в шёлковой интерпретации

Созерцательный романтизм, царивший в европейской литературе в эпоху Возрождения определенно наложил свой отпечаток на идеи белорусской звезды RFW Елены Цокаленко. Работая с платьями из шёлка, Цокаленко поставила перед собой цель адаптировать их для сурового северного климата, и выработала идеальное дизайнерское решение: использовать двойную ткань, такой ход, однако же, ни в коей мере не вынудил Цокаленко – адепта теплых материалов и сдержанных тонов – изменить себе.

Деликатная, знающая себе цену, не кичливая, не падкая на дешевую популярность красота вновь оказалась в центре внимания Цокаленко, которая в очередной раз продемонстрировала как бережно нужно относиться к каждой детали кроя, каждой плиссе, каждому бантику и узору, подтвердив свой статус самого скромного (в хорошем смысле) и аристократичного дизайнера Восточной Европы. Как никто Цокаленко умеет подчеркнуть женственность одной только фактурой ткани.

Вероника Жанви (Украина)

Украинский заход в Ренессанс

За считанные недели до открытия своего бутика в Москве – небиологическая, но оттого не менее дочь легендарного Пако Рабанна – порадовала столицу новой коллекцией. Работы Жанви становятся все более европейскими (прежде всего – в музыкальном сопровождении Lily Allen, с джинглами 'Jeanvie'), на что есть объективные причины: эта коллекция, например, была целиком создана в Париже. Безусловно, постоянные атрибуты Жанви пока все в сборе: и беспредельная женственность рвущаяся наружу из тугих корсетных платьев, и «извиняющиеся» каблуки, и юбки, длина которых в народе давно прозвана «украинской».

Однако, легкое дыхание чисто европейского Ренессанса уже очевидно. Сразу несколько look-ов Жанви визуально напоминали широко известные портреты Генриха VIII. Преимущественно способствовали этому акцентированные береты, усиленные мехом плечи и золотая ткань, которой были обшиты многие платья. Известный тем, что за свои 55 лет он схоронил пятерых жён, Генрих был бы в шоке, случись ему увидеть свою одежду на женщинах. Он наверняка приказал бы кого-нибудь казнить или женился бы в очередной раз прямо здесь, облачив невесту в сотканное из листков со стихами свадебное платье от Жанви, закрывавшее показ.

ПАРФЕНОВА

Победоносный гамбит разума

Не всякому дано отследить полет мысли Татьяны Парфеновой до конца. Подобно тому, как на уровне техники она каждый раз имеет дело с самой сложной из доступных фактур, с самыми тяжелыми в обработке тканями, по уровню концептуальности ее коллекции где-то между Брандербургскими концертами Иоганна Себастьяна Баха и Сикстинской капеллой Микеланджело.

Белая ворона, заявленная символом новой коллекции Парфеновой, на практике оказалась сугубо чёрной – именно этот цвет был базовым для подавляющего большинства ее моделей. И вот в этих максимально узких цветовых рамках гений Парфеновой, с ее почти физическим отторжением халтурной простоты, проявил себя во всей красе. Намеренно сделанный слегка расплывчатым макияж look-ов, приковывающий взор блеск кристаллический структур, тем или иным способом интегрированных в ткань, сделали черный цвет не то, чтобы фоном, но некоей имманентной, трансцендентальной субстанцией, в которой выведенный на первый план разум субъекта (т.е. в данном случае клиентки Парфеновой) проводит свой победоносный гамбит.

Anastasia Z

Rape me, my friend

Одно из главных удовольствий RFW – видеть как мастерство отдельных его участников растет с годами. Ибо если одних дизайнеров, как Супрун или Парфенову, мы любим за постоянство, то других – за умение меняться. Анастасия Железнова как раз из таких. За три года, минувшие с ее дебютного показа, она прошла большой путь. Ее работы стали значительно более концептуальными, что подчеркнул великолепный новый логотип, лаконичности и запоминаемости которого большинство могут лишь завидовать. Фактически здесь можно говорить о двух логотипах в одном, ведь три сведенные в основании буквы Z вызывают неизбежную ассоциацию с русской «Ж».

Посвятив новую коллекцию культуре grunge, Анастасия Железнова заковала своих моделей в хрестоматийные Dr. Martens, а их волосы скрыла под агрессивными бытовыми дредами. Звучит просто, между тем, перед Железновой стояла тяжелейшая задача разглядеть за пост-панковской любовью к донашиванию oversized футболок и другими атрибутами социального протеста ростки женственности и подчеркнуть их при помощи своих авторских находок. И она ее выполнила с блеском, вызвав восхищение самых придирчивых зрителей. Кто-то после показа вспоминал собственную молодость, а кто-то – начало второго сезона Californication: «Почему ты плачешь? – Курт Гобейн умер… а еще я беременна».

MainAim

Исповедь Великого инквизитора

Выполняя коллекцию в духе архитектурного конструктивизма 1920-30 годов, Виктория Савватеева удивительным образом подчеркнула его незримую связь с католической инквизицией. Подобно инквизиторам, конструктивисты минимизировали все лишнее и наносное, что на их взгляд привнес в искусство господствоваший до них модерн. Точно так же, ни один из look-ов MainAim не обошелся без капюшона – важнейшего аксессуара инквизиторов. И это так естественно, ведь если вдуматься – капюшон донельзя конструктивистский элемент одежды. Оглядитесь вокруг: везде и всюду капюшон вытеснил шляпы в область haute couture.

Юбки-колокола, пальто с поддувом, платья, с энтомологичными ассоциациями, вырезы на спине, общая андрогинность – стоит признать, что сегодня модели MainAim смотрелись гиперфутуристично, но не стоит исключать того, что эти look-и станут повседневной актуальностью уже в самом ближайшем будущем. Как мы хорошо помним из монти-пайтоновского скетча: «Никто никогда не ожидает испанскую инквизицию».