Антон Алфер: «Мне нравится общаться с яркими личностями» ↓

2 +

- Антон, какие основные игроки мирового моделлинга присутствуют на российском рынке наиболее активно в данный момент?

Прежде всего, Гия Джекидзе - один из пионеров этого бизнеса, он достаточно длительное время жил на Западе, не так давно создал своё агентство, давно и успешно этим занимается. Гия начинал как представитель Viva, сейчас же он работает со многими агентствами. Еще можно говорить об Оксане Зубаковой, Карене Симоне, Владимире Сумовском. Я представляю ELITE, и, пожалуй, из наиболее активных - это все. Есть ряд небольших агентств, которые сотрудничают с западными агентствами и называются их представителями, но они достаточно локальны и практически не влияют на ситуацию на этом рынке, несмотря на то, что они тоже иногда находят очень интересных девушек.

- Расскажите более детально о разделении американского и канадского представительств ELITE от европейского?

Существуют агентства разного типа: есть маленькие «бутиковые», а есть сетевые, как например Elite, Next, Ford, они всегда конкурировали между собой. Европейское отделение, как правило, парижское конкурирует с американским, каждый пытается доказать, что он имеет лидирующее положение. Всегда есть некое внутреннее противоборство, состязание – кто главнее, европейцы или американцы? Иногда удается решить это противоречие, иногда нет, и компания распадается на отдельные филиалы. У сетевых агентств есть свои преимущества и недостатки точно также как и у «бутиковых». Филиалы Elite есть в 34 странах, соответственно, существуют 34 офиса, которые обмениваются информацией, поддерживают друг друга в плане обмена моделями, в подобном взаимодействии есть свои плюсы – их деятельность более масштабна. Но «бутиковые» агентства более внимательно относятся к моделям. Девушки попадают не в конвейерную структуру, а в маленький «эксклюзивный магазинчик». Здесь разная специфика. Для начинающих моделей, у которых еще нет персонального менеджера, лучше как раз сетевое агентство. Если же модель имеет какие-то заслуги и более-менее известное имя, то ей нужны либо эксклюзивные условия, либо эксклюзивное внимание. Говоря об Elite: всем известен его основатель, господин Касабланкас, который продал свои акции Elite, практически сразу после этого в компании начались большие перемены. Это привело к тому, что в данный момент американский и канадский Elite автономны от европейского Elite, который, в свою очередь, является учредителем конкурса Elite Model Look.

Он давно не проходил у нас, так как нет полномочных представителей, которые бы этим занимались. Я был в Шанхае в ноябре, там второй год подряд очень успешно проходит Elite Model Look international. Мне понравился высокий уровень организации. Туда прилетели финалистки из всех стран, где проводился конкурс, в этом году победила француженка. Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы снова проводить Elite Model Look в России. Рано или поздно это произойдет, просто вопрос времени. Скаутинг-директор европейского Elite Михаэла Годар (Michaela Goddard) приезжает на днях, мы будем отсматривать несколько предварительно отобранных мною девушек, которые возможно поедут в ноябре на международный финал Elite Model Look 2006 в Таиланд как представители России.

- А что вы можете сказать о господине Эдди Трампе, выкупившем на аукционе права на Elite в американском секторе, по слухам, перебив на торгах ставку господина Прохорова?

Я не знаком с ним лично, хотя у нас много общих знакомых. Я не уверен, что Прохоров очень хотел покупать Elite, так как его в принципе сложно перебить на аукционе. Я думаю, у него появилось какое-то более интересное предложение, изменились цели и задачи. Но покупка любого агентства это очень тонкая вещь. Модельное агентство это: менеджмент, база данных, контракты моделей, и, соответственно, – брэнд! И если ты покупаешь агентство, а оттуда уходит весь менеджмент, то стоимость агентства резко падает. 

В данном случае можно говорить о покупке брэнда, потому что если новый владелец не сумел сохранить структуру, то становится неясно, за что он заплатил деньги? Я не могу оценивать ситуацию в штатах, так как у меня нет достаточного количества информации. Но могу сказать, что европейский Elite развивается очень активно. Конкурс Elite Model Look бурно растет, после Тайланда, международный финал будет проводиться в Австралии. Т.е. как видите, программа уже распланированна на 2 года вперёд. В целом нет ощущения, что изменения, произошедшие в связи со сменой владельца, как-то затронули европейский Elite, ибо Жеральд Мари (Gerald Marie) по-прежнему является его руководителем.

- Вы работаете с европейским подразделением Элит, насколько это интересно и актуально сейчас? Конечно Элит - это брэнд, но ведь если Элит уже однажды обанкротился, то стоит задуматься каковы его новые перспективы роста и есть ли они вообще?

Многочисленные истории с небезызвестными нам очень денежными компаниями показывают, что обанкротиться можно всегда. Люди, которые занимаются этим бизнесом, являют собой не просто статусных персон, а некие брэнды и они уже никуда не денутся, это очевидно. Сколько бы не раз не обанкротился брэнд такого уровня как Elite, завтра его купят другие люди с не менее известными фамилиями, вложат энные суммы и процесс наладится. Очень многие банкротства провоцируются какими-то внешними процессами, зачастую не означающими, что бизнес шел плохо. Такое возможно из-за судебных исков, например, которые могут принести огромные убытки компании. В такой ситуации можно объявить себя банкротом.

- В чем «фишка» покупки крупного модельного агентства? Одно дело - купить «Челси», там механизм зарабатывания достаточно четок и прозрачен, другое дело - вложить сопоставимые суммы в модельный бизнес? Смысл? Иметь агентство только как хобби или развлечение?

Мы с вами застаем момент, когда модельный бизнес из хобби переходит именно в стадию бизнеса. Раньше это действительно было на уровне хобби: агентства покупали как развлечение или просто ради красивых девушек. Почти все модельные агентства существуют на дотации, мне пока неизвестны агентства, которые себя окупают. Это достаточно дорогое мероприятие. Рекламодатели еще не готовы платить серьезные деньги. Например, в Токио девушка может сняться для буклета авиакомпании и получить 10.000 у.е. за один день съемок. У нас практически нет таких гонораров. Если говорить о крупных брэндах в электронике, косметике, то даже они еще не созрели для того, чтобы воспринимать это как серьезный бизнес. Но процесс двигается. Агентствам нужно научиться конкурировать между собой не понижением цен, а качеством услуг. Сейчас ситуация с ценовой политикой отчасти является продолжением того, что делали когда-то московские агентства, зачастую они конкурировали между собой сильным демпингом цен, а это неправильно.

В модельный бизнес в основном идут люди, которые не очень хорошо разбираются в экономике, например, бывшие модели, фотографы, стилисты, визажисты, которые какое-то время вращались в моделлинге, но особой карьеры не сделали – они и остаются в качестве менеджеров. Люди же, которые умеют грамотно выстраивать бизнес идут в другие, более доходные сферы. Причём эта такая же ситуая не только у нас но и на западе, только там это нивелируется, большими гонорарами, и культурой бизнес-отношений.

Ситуация развивается, но она не изменится до тех пор, пока не будет серьезных подвижек в легкой промышленности, ведь модельный бизнес - это её обслуживающий сегмент. Верхушка индустрии – шоу дизайнеров. На Западе, после шоу, если был успешный PR, о марке начинают говорить, байеры начинают активнее делать заказы, фабрики больше отшивают, увеличиваются продажи. Конвейер начинает работать. На следующее шоу дизайнер уже может приглашать более статусных моделей с более высокими гонорарами, чтобы о нем еще больше заговорили. А у нас, к сожалению, проходит шоу, о нем могут сколько угодно писать и говорить – а производства нет.

Конечно, развиваются Недели Моды, появляются такие коммерческие дизайнеры, как Султанна Французова. Но на страну с населением 150 миллионов человек таких дизайнеров должна быть как минимум сотня, только тогда можно будет говорить об индустрии. Тогда, поднимутся и гонорары моделей, потому что люди будут понимать, что успешная модель – это хорошие ассоциации с брэндом, это высокая эффективность рекламной кампании, рост продаж и, как итог, – рост прибылей.

- Что-нибудь было интересного на кастинге RFW? Может, вы нашли там новые интересные лица?

Не буду скрывать, моделей было много, но я особенно выделил для себя только семерых. Одну из этих девушек сегодня уже пригласил на повторный кастинг, считаю, что у нее есть большие перспективы. Возможно, это будущая мировая звезда. Не могу пока назвать имени.

- Модный типаж модели, какой он сейчас?

Сложно сказать, потому что на каждом рынке он свой. В каждом агентстве свое видение типажа, но лично я стараюсь искать девушек, которые наиболее универсальны. Хотя это вовсе не означает что они «клоны», если двух моих моделей поставить рядом - типажи будут кардинально разные. Безусловно, есть общепринятые стандарты, так например универсальный рост 177-179 сантиметров. Если девушка ниже, её могут не взять на шоу в Европе, если выше - то это перебор для азиатского региона. Что касается лица, то оно должны иметь с одной стороны правильные пропорции, с другой - не быть лишенным какой-то изюминки и индивидуальности. Если она есть - ты запоминаешься! Ну и, разумеется, всем нравятся чувственные губы. Модная внешность - скорее, вопрос чутья скаута, я просто вижу – ОНО это или нет?

- Как неопытной девушке из провинции за 10 минут общения отличить профессионального скаута от мошенника?

Девушка из провинции не может этого сделать никак. Но для начала я могу посоветовать ей обратиться к людям из известного агентства, к профессионалам. В конце концов, к подругам, которые имеют какой-то опыт в модельном бизнесе, а в нем, как может ни в одном другом, важна репутация! Кроме того, благодаря интернету каждая девушка может, найти информацию и о скаутах и об агентствах, и просто прислать фотографии и параметры.

- Почему, несмотря на кривотолки и сплетни вокруг данного бизнеса, стоит идти в модели?

Потому что нельзя расточительно относиться к тому, что дано природой. Если специалист говорит, что из вас может получиться успешная модель, стоит прислушаться. И, соответственно, наоборот, если есть только фантазии, но нет фактуры – потратьте время с большей пользой на ниве получения образования и приобретения полезных навыков. Сейчас две из трех девушек в возрасте от 12 до19 лет мечтают быть моделями, так как средства массовой информации пропагандируют глянцевую жизнь светских персон, где одной из главных героинь является некая унифицированная Модель, которой «все дозволено». На самом деле не стоит с такой доверчивостью брать на вооружение социальные модели, навязываемые средствами массовой информации, не все так легко и просто. Успешная модельная карьера, деньги и статус, как её закономерные плоды, - это результаты не столько везения, сколько огромного труда в условиях ежедневной конкуренции.

Только в Париж на период сезонных шоу съезжаются более 5000 моделей. И если тебя на кастинге не выбирают один раз, второй, третий…десятый - можно заработать комплекс неполноценности. Поэтому, кроме данных девушке необходимо иметь устойчивую психику и волю к победе. Быть профессионалом, знать тонкости работы, понимать, как происходит процесс: если тебя будут фотографировать всего10 минут нужно четко представлять, что подготовка к ним займет 3-4 часа. Использовать свой шанс или нет - каждый решает сам. Но если тебе природой дана внешность и ты ей правильно распоряжаешься, если есть правильный менеджмент и хороший агент, то успех практически гарантирован.

- Какие женщины Вас восхищают?

Мне не нравятся женщины, которые заглядывают в рот и все время ждут, что им что-то «упадет сверху» - это потребительская позиция. И наоборот: восхищают женщины, которые добиваются в жизни ощутимых результатов самостоятельно, сильные и харизматичные! Мне нравится общаться с яркими личностями. Естественно, если при этом они еще и выглядят эффектно, то это вдвойне достойно уважения.

Фотограф: Любовь Шеметова