Константин Андрикопулос: «Мода – это, прежде всего, способность создать бизнес». ↓

0 +

Грек по происхождению, француз по стилю жизни. Когда сегодня говорят о моде в стиле luxury – почти всегда вспоминают Константина Адрикопулоса. Сегодня он – не только директор по развитию компании Bosco. О том, как Константину живется на три страны и как ему удается все успевать, мы с ним и поговорили при встрече.

 

- Я начну, пожалуй, с немного философского вопроса. Кто сделал первый шаг: спорт навстречу моде или мода навстречу спорту?

Спорт раньше жил отдельно ото всех, и думаю, именно он сделал первый шаг навстречу моде. И надо сказать, привлечение модного элемента в спортивный стиль оказало на него положительное влияние.

- Вы сейчас одеваете олимпийскую сборную. Удается ли соответствовать модным требованиям большого спорта?

Спортивная одежда, будь то профессиональный спорт или любительский, должна быть комфортной, уютной и функциональной. Вот главные ориентиры. Моду не всегда отличают комфорт и уют, а спортивные вещи – всегда. Коллекция Bosco sport мало ориентирована на моду, больше – на спорт и городской casual. Для нас главное, чтобы одежда была именно удобной, функциональной и красивой. Исходя из этих критериев, мы и создаем универсальные коллекции: как для профессиональных спортсменов, так и для любителей.

- А учитываются ли пожелания спортсменов при создании новых коллекций?

Да, мы заточены под требования спортсменов.

- Вы, практически как Петр I, прорубили окно из Европы в Россию и наладили поток брендов в стиле luxury на российский рынок. Сегодня Вы закупаете вещи для главного универмага Москвы – ГУМа. В Ваши обязанности, как байера, входит только снабжать российского покупателя иностранными брендами или ещё и интегрировать русскую моду на Запад?

Что касается компании Bosco sport, то мы, прежде всего, русская компания, и обращаемся к русскому покупателю вне зависимости от того, где он находится. Мы общаемся с русскими клиентами даже заграницей, например, сотрудничаем с франчайзинговым магазином Kenzo в Милане. Что же касается зарубежных закупок, то здесь мы выступаем в качестве ритейлера. Мы не создаем моду, за исключением наших спортивных коллекций, а поставляем её в самом лучшем виде нашим клиентам. И пока течение моды с Запада в Россию считается более удачным и успешным.

- Как говорила Коко Шанель, люди интересуются не модой, а теми, кто её создает. Как думаете, почему западные бренды нам кажутся интереснее? В Европе более грамотно выстраивается империя бренда?

Вопрос в масштабности коллекции. На Западе на индустрию моды выделяются огромные бюджеты! Индустрия достигла определенного уровня развития и, например, Италия в этой области является самой сильной и конкурентоспособной страной в мире. Я не говорю, что русские Дома моды не могут конкурировать, нет. Они могут быть привлекательны для западных покупателей. И последние 3-4 года мы видим настоящий прорыв: на модную сцену вышли такие талантливые люди, как Денис Симачев, Игорь Чапурин, Алена Ахмадулина, Андрей Шаров. Эти ребята – молодцы, они сумели создать бизнес, не остановившись лишь на стадии творчества. Тоже самое касается и таких легенд русской моды, как Валентин Юдашкин и Вячеслав Зайцев. Они успешно работают как создатели моды и ее и продают. А ведь это уже совсем другой коммерческий масштаб! Быть творцом и художником – не самое главное в мире fashion-индустрии. Мода – это, прежде всего, способность создать бизнес. Просто, по большому счету, мы – идеалисты в России. Мы смотрим большими глазами на возможность что-то делать самим. Да, это тяжело. Но русские дизайнеры очень хорошо воспринимаются за рубежом, они имеют свою публику. Но важно понимать, что нужно покупателю. Так, главное для коллекции – быть роскошной, люксовой, как любит московский потребитель. Или же спортивная коллекция, которую создает Bosco sport, например, на 90 % взывает к национальным чувствам, к национальной гордости. И это тоже очень хорошо продается.

- Теперь понятно, почему Ваша марка столько лет остается верна российской символике…

Да, это было основой и началом коллекции. С течением времени коллекции Bosco sport стали более техничными, просчитанными, более специализированными: баскетбол, гимнастика, конькобежный спорт, теннис. Но главное для нас – гордость за Россию, национальные чувства.

- А что для Вас значит Россия? Какое место она занимает в Вашей жизни и в сердце?

Не могу сказать, что это моя вторая родина. Но это моя страна. Она стала для меня своей. Здесь у меня работа, здесь у меня личная жизнь. - А как вы пришли в мир моды? Знаю, что закончили Институт финансов в Париже. В мир моды я попал случайно. Так получилось, что когда я учился в Финансовом институте, мне приходилось зарабатывать себе на жизнь. Во время одной такой стажировки я попал в модный show-room. Потом перешел в торговлю в бутик Kenzo. Затем стал его директором. Благодаря бутику Kenzo, я приобрел чутье, знание моды, стал разбираться в тканях, крое. А в 94ом году познакомился с очень порядочным и увлечённым своим делом человеком - Михаилом Куснировичем. Он и пригласил меня в Россию. Здесь я увидел абсолютно другой рынок. В России мне многое пришлось начинать с азов, изучая вкусы российского покупателя. Но уж скоро, в 1995 году, мы открывали бутик Kenzo в Петровском пассаже.

- Сегодня за Вами закрепился имидж очень элегантного человека. Чувство стиля у вас врожденное или приобретенное?

Это очень субъективное понятие – стиль. Я не могу сказать, что я – икона стиля. Это окружающим судить, элегантный я человек или нет. Стиль лучше воспринимается со стороны.

- Чтобы заниматься спортивными коллекциями, наверное, надо быть спортивным человеком. Какими видами спорта занимаетесь? В Греции, слышала, Вы занимались и баскетболом…

…и теннисом. Я всегда любил спорт. В России же я пока успеваю наведываться только в тренажерный зал. - Знаю, что Вы любите конный спорт и скачки. Да, в редкие свободные часы. А последние 2 недели провел у моря. Отдыхал. Занимался виндсерфингом. Это здорово! Это один из моих любимых видов спорта. Я начал им заниматься ещё в Греции, когда в 12 лет у меня появилась первая доска. Я в силу своего места рождения просто обожаю море!

- А Ваши родители до сих пор живут в Греции?

 Да. А дети – во Франции.

- Сколько им лет?

10 и 14. Николя – 10. Аделин – 14. - А чем они интересуются? К чему проявляют способности? Я стараюсь их занимать разными вещами, чтобы каждый нашел себя. Николя занимался конный спортом, а сейчас увлекся хоккеем, он хорошо катается на коньках, и ему это очень нравится. Дочка занимается художественной гимнастикой.

- Они такие же целеустремленные, как и Вы?

Я думаю, что целеустремленность – это даже не черта характера. Это то, что приобретается со временем. В 10 лет ребенок ещё не настолько серьезно относится к жизни. Но жизнь все расставит по местам, и лет в 20 они станут более ответственными и целеустремленными. - Какие качества Вас умиляют в детях? Николя – очень обаятельный, очень легкий в общении человек. Его все обожают. Аделин – диаметральная противоположность ему. Она основательна, у неё уже сформировался свой взгляд на жизнь. Она реалистична, стремительна, основательна, не ветрена. Проявляет структурированный подход к делу. (улыбается) У одних и тех же родителей такие разные дети. Абсолютно разные характеры!

- У Вас завышенные требования не только к моде, но и к девушкам, наверное?

Я не люблю, когда моды становится слишком много. Когда вещи смотрятся лишними, когда они не естественны. Что же касается моего взгляда на женщин, то меня привлекает естественность. Когда же девушка пытается натянуть на себя много модных вещей, наносит много косметики – это скорее отталкивает. Не нужно стараться быть слишком модным, надо быть стильным. В Париже в кафе я увидел за соседним столиком девушку. Настолько далека она казалась от моды, от классического понятия элегантности, но в моих глазах она была необыкновенная, красивая и стильная. Одета она была почти в тряпочки: сапоги, платье, шляпа. Но это сочетание было таким стильным и смотрелось на ней так естественно. Я не видел ни одной модной вещи на ней. Мода была она сама!

- Пресса периодически пытается Вас поженить. У Вас есть в планах на будущее создание семьи?

Желание создать семью есть. Если пресса увидит, кроме желания, ещё и событие – тогда можно будет об этом говорить.

- Но девушка сердца у Вас есть?

Да, есть.

- Сегодня в России о кризисе говорят так же часто, как в Лондоне о погоде. Как вы преодолеваете его последствия?

Главное – видеть светлую сторону во всем и не драматизировать события. Я не говорю, что надо закрыть глаза. Но есть люди, которые видят только мрачные стороны жизни. Да, биржевой кризис существует, и его последствия ощутимы. Но с другой стороны, помимо сезонного фактора есть и структурный, который объясняет этот сложный сезон. Слишком много предложений. В Москве стало слишком много моды, магазинов и ритейлеров. Причем, бутики открываются не потому, что этого требует рынок, а для того, чтобы заполнить торговые площади, которые вводятся в эксплуатацию в огромном количестве! В нашем сегменте, на рынке luxury-вещей, тоже стало слишком много предложений. Пионеры модного рынка, которые предвидели кризис, чувствуют себя нормально. Для тех же, кто запланировал на этот год увеличения продаж на 20 процентов, кризис стал неприятным открытием.

- То есть сейчас главное - переждать?

Вспомним, в 98ом году тоже был кризис, хотя тогда он был лишь русский, а сейчас – мировой. Но степень развития экономики России сейчас в десятки раз выше, чем была в 98-ом. Чтобы сегодня выжить, нужно сконцентрироваться на внутренней структуре компании, провести рационализацию внутренних процессов работы, менеджмента, команды и отсечь то, что неэффективно. Стоит улучшить сервис и работу с клиентом. Все это поможет с гордостью выйти из кризиса.

Vynos_Mozga

22 декабря 2008

Комментариев: 0
Уровень гламура: 61

Фотографии