Aganovich Париж и новые таланты ↓

1 +

Английская молодая марка "Аганович", возглавляемая Наной Аганович и Бруком Тейлором, уже второй раз представляет свою коллекцию в Париже.

Её стиль свеж, оригинален и интелектулен.

Мы встретились за чашечкой английского чая во время парижской недели моды прет-а-порте, чтобы лучше поговорить о самой Нане Аганович, о её бренде, о моде и о трудностях молодых дизайнеров.

Л. Б. : С чего начинается история марки «Аганович»?

Брук Тэйлор (Б.Т.): Мы встретились в 2002 году и нам сразу же захотелось создать творческий проэкт. Работать вместе. Так как у Наны уже было одно ателье дизайна (она всегда хотела быть независимой), мы решили продолжить работу в этом направлении и создать наш бренд. И это у нас это неплохо получилось! Нана является создателем коллекции, её мозгом. Я же занимаюсь практическим аспектом: организация презентаций, пресса и т. д. Мы начали в Лондоне, атмосфера которого нас вдохновляла, но проблема столицы Туманного Альбиона в том, что индустрия моды ещё очень молодая и дизайнерам крайне тяжело прогрессировать в таких условиях. Поэтому, мы решили представить коллекции «Аганович» в Париже.

Л. Б. : Каким образом вы нашли инвесторов?

Нана Аганович (Н. А). : Самая большая трудность молодых дизайнеров, после окончания высшего учебного заведения, найти финансовую поддержку. Та же проблема стояла и передо мной. Мой школьный друг китайского происхождения подал мне, казалось, сумашедшую идею - искать инвесторов в Китае! И это сработало, таким образом я открыла своё первое ателье.

Л. Б. : Это ателье существует и сегодня?

Н. А. : Нет, с рождением марки «Аганович», мы отказались от китайского  производства одежды. Сейчас мы работаем с английскими и французкими производителями. Конечно, для парижских презентаций нам требовалось большее финансирование, чем вначале. В этом нам так же помог Китай!

Л.Б. : Почему вы выбрали именно Париж для презентаций ваших коллекций, а не Милан или Нью-Йорк, например?

Н. А. : Этому есть несколько причин.

Ещё когда я была студенткой, наш преподаватель, проработавший много лет у Кристиана Лакруа, говорил, что стиль, созданной мною одежды и моё виденье моды, очень близко к французскому. И что, я смогу полноценно выразиться в Париже. Но, в итоге, я выбрала Лондон, так как меня вдохновлял пример Александра Макквина.

Во-вторых весь бизнес индустрии моды сконцентрирован в Париже, поэтому даже если вы представляете коллекцию в Лондоне или Милане, вам обязательно нужно будет показать вашу работу и в Париже!

Б.Т. : И мы не пожалели, так как парижская публика прекрасно поняла, что хотела выразить Нана своей коллекцией. Даже английская пресса, по собственной воли игнорирующая наше существование в Лондоне, пришла в восхищение на парижской презентации и в корне изменила своё отношение к  марке «Аганович». Французское восприятие моды сильно отличается от английского, итальянского или американского.

Л. Б. : Значит теперь вы переедите в столицу моды?

Н. А. : Нет, пока что нас прекрасно устраиваит идея жить в Лондоне, а работать в Париже.  Тем более сейчас мы сотрудничаем с французскими производителями, работающими с такими большими марками как Céline и Hermès.

Л. Б. : Расскажите о вашей первой коллекции, представленной в Париже.

Н. А. : Темой  являлась Гренландия, большие потерянные просторы. Цвета коллекции соответсвуют карте этой страны: белый (снег), чёрный (земля) и голубой (вода). Также меня вдохновили работы испанского скульптора Жуана Муноза  (Juan Munoz), исследующего игру света и зеркал. Сама презентация была разделена на три сцены:

Первая: три фигуры вокруг таящего куска льда. На манекенах самые старинные солнечный очки, созданные в Гренландии из дерева и слоновой кости.

Вторая: Пять манекенов с белыми масками, изображающие разнообразные эмоции. Так как основная тема работ Жуана Муноза это нехватка чего-либо, мы выразили эту идею в подвешенных к потолку ногам. Вся одежда сделана из старинной ткани, изговленной вручную на юге Франции в середине прошлого века.

Третья: Посетителям предлагалось зайти в маленькую комнатку с всего лишь одним манекеном, смотрящим в зеркало. В отражении на белой кровати спала настоящая девочка. Идея здесь, так же в недостатке «натоящего» , «живого» пластмассовым куклам.

Л. Б. : Какие ткани вы предпочитаете использовать?

Н. А. : Мне нравятся твёрдые ткани, которые держут заданную форму. Сейчас я использую много шёлка, благодаря работе с французскими производителями. Также мне приятны хлопок и шотландская шерсть. Как видите, только натуральные ткани, а не синтетические.

Л. Б. : Расскажите о вашей последней коллекции осень-зима 2010.

Н. А. : Основная тема - пустыня, как место где нет ни времени, ни пространства, где ты остаёшься один на один с собой. Линия, разделяющая каждую модель на две части, напоминает линию дюн. Я использую также много складок, чтобы придать объём и воздушность геометрически строгому силуэту. Я люблю контрасты и работу над полярностью одежды. Цветовая гамма была взята из работ в стиле «Конструктивизма» 1917 года русской художницы Любови Поповой. Она использует блоки цветов одного тона. Цветовым решениям моей коллекции я обязана ранее созданным ею балансам.