Календарь Pirelli 2011 в интервью Фредерика Бейгбедера ↓

1 +

Свыше 40 лет бренд Pirelli ежегодно выдает карт-бланш великому фотографу, который должен увековечить в календаре самых красивых женщин мира. В начале все сводилось к тому, чтобы иметь прекрасный подарок в качестве сувенира для клиентов! Однако, очень скоро календарь «Пирелли» стал предметом коллекционирования и роскоши, а также одним из символов современного общества.

Каждый год этот подлинный предмет искусства реагирует, как барометр, на изменение представления о женственности в нашу эпоху. Первые фотографии топлес в 1972 году, затем перерыв с 1974 года по 1984 год, в связи с нефтяным кризисом. Таким образом, история календаря «Пирелли» - это неотъемлемая часть истории нашего времени. Все самые крупные звезды небосклона мод приняли в нем участие, воплощая представления о красоте своей эпохи, превратив сам календарь в один из мифов современности. Неудивительно, что Pirelli обращается ныне к великому дизайнеру Карлу Лагерфельду, который сам вошел в легенду, будучи мощным катализатором современных тенденций. И лучший кутюрье мира охотно вступил в эту игру (и даже создал для этого случая специальные аксессуары и украшения), выбрав в качеству лейтмотива тему, которая ближе всего его сердцу – а именно греко-римскую мифологию. Ну что ж, alea jacta est !

Завтрак с Карлом Лагерфельдом и разговор о богах 

(интервью Фредерика Бейгбедера)

Фредерик Бейгбедер: - Почему Вы выбрали темой для календаря греко-римскую мифологию?

Карл Лагерфельд: - Потому что это моя любимая религия : по богу на каждый ареал. Я политеист по убеждениям, все современные религии имеют недавнее происхождение, я же отдаю предпочтение мифологии без ада, без греха (этого отравителя счастья), без необходимости в прощении. Надо вернуться к дисциплинированной красоте античности: Симона Вайль писала, что Иисус происходит от Прометея, что было воспринято в то время как скандальная провокация. Я обожаю богинь, ибо они были первыми по-настоящему раскрепощенными женщинами, которые не отказывали себе ни в чем. Все богини и музы были феминистками!

Ф.Б.: -Когда Вы подпали под очарование мифов античности?

К.Л.: -Первыми двумя книгами, которые я прочел в возрасте 6 лет, была «Илиада» Гомера и нибелунги. Германские мифы меня порядком напугали, а Гомер оказал на меня неизгладимое впечатление и сформировал мою личность. Гениальность античного паганизма заключается в том, что богов много, души обращаются в мирах, в них живут герои, гении и нимфы… Таким образом, люди были менее удалены от богов, нежели в монотеистических религиях. Тогда я еще не знал, что сам в один прекрасный момент стану богом!!! (смеется)

Ф.Б.: - Да, однако, имеется одно «но»: боги – это всего лишь смертные в несколько улучшенном виде! (смеется). Следовательно, Ваши фотографии – это попытка создать новую религию? Должен признаться, что, полистав Ваш календарь, я остался под таким глубоким впечатлением от Вашего Олимпа, что перешел в новую веру радостно и бесповоротно!

К.Л.: -Ну а если серьезно, современным в мифологии является любовь и молодость, культ тела, желание, испытываемое без страха божественной кары, постоянное погружение в мир природы. Греко-римской культуре была присуща этика прекрасного, которую мы утратили.

Ф.Б.: -Перед тем, как Вам поручили создать календарь Pirelli за 2011 год, были ли Вы знакомы с предыдущими его изданиями?

К.Л.: -Да, прежде всего, конечно же, я помню выпуск Авендона (1995), который я всегда очень любил. В нем много культуры, но без умничанья! Там все очень зажигательно и просто. Я также являюсь фаном Сары Мур, той, которая впервые напечатала фотографии топлесс в 1972 году. Ее работа окутана аурой большого поэтического чувства.

Ф.Б.:- Что для Вас представляет сама Pirelli?

К.Л.: -Это производитель автомобильных шин, который создал себе репутацию, выпуская календари, которые нигде нельзя купить, что придает им особую таинственность. Это была техника вирусной рекламной атаки еще до ее изобретения. Сначала они выпускали эти календари для простого люда – автомехаников и водителей грузовиков! Но вскоре эти календари превратились в важное явление в мире искусства.

Ф.Б.: -Расскажите мне о трех днях фотосессии. Где все это происходило?

К.Л.: -На территории моей парижской студии на Рю-де-Лиль. В качестве моделей я выбрал друзей, я хотел, чтобы в фотосессии участвовали лишь те, кто чувствует себя в моем обществе по-настоящему непринужденно. Я заранее оговорил с ними, что от них будет требоваться. Я вообще отказываюсь фотографировать обнаженную натуру, если люди идут на это против воли! И никаких несовершеннолетних!!

Ф.Б.: -Почему этот черный фон?

К.Л.: -Я считаю, что он лучше подчеркивает наготу, являясь контрастом, выделяющим телесную красоту.

Ф.Б.:-А почему черно-белая съемка, а не цвет?

К.Л.: -Для придания свежести, немного black and white, чтобы не походить на моих предшественников, и потом в нашей жизни так много черного и белого!

Ф.Б.:-Правда, что модели чувствуют себя особенно раскрепощенно, снимаясь в календаре Pirelli?

К.Л.: -Моя студия достаточно бесцветна, все выдержано в чисто рабочем ключе. Там нет ничего странного. Что мне особенно нравится в греческих мифах, это то, что они не нуждаются в завлекаловках типа чулок в сеточку и бантиков, в них все основано на телесности без прикрас. Каблуки-шпильки и подвязки, Хельмут Ньютон все это давно снял лучше меня.

Ф.Б.: -Почему Джулиан Мур в качестве Геры?

К.Л.: -Я абсолютно убежден, что в роли жены Зевса и матери богов Олимпа должна была выступать именно актриса. Джулиан – очень красивая женщина, более матрона, нежели девчонки из оливковых рощ. Кроме того, она мой добрый друг. Со мной она понимала, что ничем не рискует, и что нет опасности появления подпольной продукции для продажи из-под полы!

Ф.Б.: -Ах так! Значит, у Вас не останется левых снимков для частного пользования?

К.Л.: - Фредерик, знаете, это как-то не сочетается с мифологией. Посмотрите на античные скульптуры - они лишены непристойности, за исключением, может быть, тех, что были в Помпее: но там они были помещены в закрытые дома!

Ф.Б.: -Я знаю, что Вы специально создали предметы, ювелирные изделия и аксессуары для этой фотосессии.

К.Л.: Стефан Лубрина и Жорж Кортина создали браслеты, оружие и щиты. Питер Филипс украсил женскую грудь золотой фольгой. Я не хотел, чтобы это создавало атмосферу « маскарада » или театральных декораций. Поэтому я добавил к этому набору колье, золотые фиговые листки, браслеты в виде коры деревьев, сову, плексигласовый шлем.

Ф.Б.: -Хотели бы Вы жить в античном мире?

К.Л.: -Бессмертие при прекрасной физической форме, кто же этого не хочет?!

Дата и место интервью: 15 октября 2010 года, у Карла Лагерфельда дома, в Париже.

Ромина Маркелова

03 декабря 2010

Комментариев: 0
Уровень гламура: 146

Фотографии