Опера «Евгений Онегин» в "Геликоне" ↓

0 +

Что такое «Геликон»? Некоторые считают, что так называлась гора в Древней Греции, где певцы и музыканты приносили себя в жертву Аполлону и музам. Прочие же твердо убеждены, что геликон – не что иное, как духовой инструмент необъятных размеров. Но прежде всего это слово вот уже четверть века ассоциируется с музыкальным театром, который родился в Москве 10 апреля 1990 года, объединив молодые таланты.

Народный артист России Дмитрий Бертман, художественный руководитель и основатель «Геликон-оперы», поставил более ста спектаклей в России и за рубежом, в том числе в Австрии, Германии, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Канаде, Новой Зеландии, Франции, Швеции, Эстонии. 

23 декабря 2015 года Московский музыкальный театр «Геликон-опера» под руководством Дмитрия Бертмана представит вторую премьеру 26-го театрального сезона в зале «Стравинский» исторического здания театра на Большой Никитской – воссоздание постановки оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин» К. С. Станиславского 1922 года.

Опера «Евгений Онегин» в жизни и творчестве Петра Ильича Чайковского занимает особое место. Сам пушкинский сюжет для него был очень личностным, имел семейные истоки. Мать композитора Александра Андреевна, будучи ученицей Патриотического института, в своих тетрадях по «Пиитике» делала записи о только что вышедших главах «Онегина». А история ее знакомства и затем замужества с Ильей Петровичем Чайковским во многом напоминает встречу пушкинской Татьяны с будущим супругом.Так онегинский сюжет зрел в сознании Чайковского с раннего детства. Не случайно, что первые заметки для своей оперы композитор сделал именно в семейном томе Пушкина, изданном в 1838 году.

Скорее всего окончательно побудил композитора выбрать именно «Евгения Онегина» в качестве сюжета будущей оперы случай, произошедший в гостях у певицы Елизаветы Андреевны Лавровской. Этот эпизод Чайковский в подробностях описал в письме брату Модесту: «На прошлой неделе я был как-то у Лавровской. Разговор зашел о сюжетах для оперы. Ее глупый муж молол невообразимую чепуху и предлагал невозможные сюжеты. Лизавета Андреевна молчала и добродушно улыбалась, как вдруг сказала: «А что бы взять “Евгения Онегина”?» Мысль эта показалась мне дикой и я ничего не отвечал. Потом, обедая в трактире один, я вспомнил об “Онегине”, задумался, потом начал находить мысль Лавровской возможной, потом увлекся и к концу обеда решился. Тотчас побежал отыскивать Пушкина. С трудом нашел, отправился домой, перечел с восторгом и провел совершенно бессонную ночь, результатом которой был сценариум прелестной оперы с текстом Пушкина”. В том же письме композитор объяснил и особенности своего замысла: «Как я рад избавиться от эфиопских принцесс, фараонов, отравлений, всякого рода ходульности. Какая бездна поэзии в “Онегине”. Я не заблуждаюсь; я знаю, что сценических эффектов и движения будет мало в этой опере. Но общая поэтичность, человечность, простота сюжета в соединении с гениальным текстом заменят с лихвой эти недостатки». Дав опере подзаголовок «лирические сцены», Чайковский стремился всеми силами подчеркнуть «человечность» своего сочинения. Именно поэтому премьеру оперы он доверил молодым артистам - учащимся консерватории. Впервые «Евгений Онегин» был поставлен17 марта 1879 г. на сцене Малого театра. Состав оркестра и хора были камерными: хор из 28 учениц и 20 учеников, оркестра из 32 человек (в их число входили четыре профессора консерватории и два музыканта из оркестра Большого театра). Дирижировал Николай Григорьевич Рубинштейн. Режиссером был актер Малого театра Иван Васильевич Самарин.

Вскоре опера вышла и на Императорскую сцену сначала московского Большого театра, а затем и Мариинского в Санкт-Петербурге, для которого Чайковский в своего«Онегина» внес ряд изменений. Так «лирические сцены» превратились в «большую оперу».

Сценическая судьба «Онегина» складывалась беспрецедентно удачно, как при жизни композитора, после его смерти: опера шла не только на главных сценах России и Европы, но и в частных труппах, а также в виде ученических или даже домашних спектаклей.

В самом начале 1920-х годов к «Евгению Онегину» обратился Константин Сергеевич Станиславский в своей оперной студии. В стране царил постреволюционный хаос, голод, шла гражданская война. Сам Станиславский в это время находился в крайне бедственном положении. Его вместе с многочисленной семьей выселили из дома в Каретном ряду, который понадобился для гаража Совнаркома. Во многом благодаря хлопотам друзей и наркома просвещения Анатолия Васильевича Луначарского семье Станиславского были выделены для жизникомнаты в особняке в Леонтьевском переулке д.6. В этот же дом, согласно постановлению Малого Совнаркома, переехала и оперная студия. В январе 1921 года Станиславский впервые вместе со своими студийцами приступил порог на тот момент холодного неотапливаемого здания. Как вспоминают очевидцы,увидев мраморный античный портик, разделяющий зал особняка на две неравные части, он произнес: «Вот вам и готовая декорация для Онегина».

Алексей Бобровский

24 декабря 2015

Комментариев: 0
Уровень гламура: 9

Фотографии

Теги

театр