Хозяйка модной империи: Мила Ануфриева ↓

1 +

Она была на пике славы, на грани смерти и бедности Мила Ануфриева стала первой, кто смог привезти в страну мировые бренды. Она одевала российских звёзд и политиков, блистала на Олимпе славы. Потом был крах, рак на предпоследней стадии и эмиграция. 
С Милой мы встретились в кафе в центре Милана. За самым дальним столиком, в полумраке, она сидела в огромных солнцезащитных очках. Как оказалось, это не дань моде, а единственный способ скрыть следы операции, которую ей пришлось перенести несколько лет назад. Тщеславие Непростая история русской синьоры, как сейчас зовут Милу в Италии, началась в 90-х. Когда Ленинград только переименовали в Санкт-Петербург. 

- Тогда для робких россиян вдруг открылся мир, возможность путешествовать, люди везли из-за границы бытовую технику, продукты, парфюм, - вспоминает Ануфриева. - А одежда с импортными бирками стала самым желанным подарком. Я тоже поддалась этой волне и в первый раз посетила Италию. 

Постепенно о том, что Ануфриева ездит за красивыми вещами, узнали знаменитости. Популярные актёры, художники, политики приходили к ней домой, как в Эрмитаж, - купить, посмотреть, поговорить. Были среди посетителей и бандиты - неотъемлемая часть новой России. Однажды Милу ударили по голове у дверей собственной квартиры, затащили внутрь и до утра на её глазах выносили вещи с модными лейблами. 

- Тогда я поседела за несколько часов, - вспоминает она. - Но этот случай дал понять - надо строить бизнес по-другому. 

И в 1993 году был открыт первый в Санкт-Петербурге мультибрендовый бутик VANITY («тщеславие» - англ.). 

- Я стала первой в России, кто привёз в страну мировые бренды. Так как удалось лично познакомиться с мэтрами мира моды: семьёй Versace, Gucci, D&G и проч. Их интересовал выход на российский рынок, и меня выбрали в качестве «проводника». Особенно я запомнила Маурицио Гуччи. Мы с ним пообедали, обсудили планы, а через два дня знаменитого дизайнера убили. 

Постепенно магазинов Ануфриевой становилось всё больше. Она одевала не только российских политиков и звёзд - от Аллы Пугачёвой до Анатолия Собчака и Людмилы Нарусовой. Её клиентами были Стинг, Билл Клинтон, легендарная группа «Ролинг Стоунз», а Наоми Кэмпбелл, Клаудиа Шиффер и Линда Евангелиста участвовали в показах. Казалось, счастью не будет конца. Встреча с любимым мужчиной итальянцем Сандро и рождение малыша были тому подтверждением. Сына от первого брака муж Милы принял как родного. 

- Спорт, прогулки по набережным и музеям, выходные на даче - мы всё делали вместе, - говорит Мила. - После работы я бежала домой, в свою крепость, где всё спокойно. Тогда в России был самый пик эмиграции. Все уезжали на машинах, загруженных посудой и мебелью. Я этого не понимала. Россия была моей страной, которая давала силы и энергию. 

Умирала на даче 

- В свой бизнес я вложила всю свою душу, финансы и опыт, - продолжает Мила. - Банки влили огромные инвестиции - мы стали одной из самых крупных империей моды в стране. И несмотря на 15-летнюю историю, она рухнула за несколько месяцев. Крах начался, когда хозяин одного из банков, выделив кредит на очередную коллекцию, через месяц заявил, что я должна вернуть ему деньги. Однако в любой крупной компании немедленно вынуть миллионы евро из оборота невозможно. Я попросила дать мне время, на что получила ответ: «Тогда твоя жизнь превратится в ад». Так и случилось. Судебные иски, аресты товара, бессонные ночи, выкидыш на 4-м месяце беременности… Я продала всё, чтобы расплатиться с долгами. Но самое страшное было впереди. Проснувшись весенним утром 2007 года, я поняла - левый глаз не видит. Диагноз - меланома, самый страшный вид рака, III стадия, смертельный исход в 90% случаев. Даже от химиотерапии врачи отказались - слишком поздно. Я умирала, лежа на старом диване, на даче под Санкт-Петербургом. Хозяйка модной империи! Не хотела, чтобы сыновья, которым тогда было 7 лет и 2 года, всё это видели. Почти все мои именитые клиенты, друзья разбежались - я слетела с Олимпа. Но мне хотелось жить, и я ухватилась за тонкую ниточку, которую протянула судьба. Мне предложили операцию за границей. 

Другая жизнь 

31 мая 2007 года Мила Ануфриева считает своим вторым днём рождения. Именно тогда ей удалили злокачественную опухоль. Ювелирная операция длилась 5 часов. На следующее утро врач сказал, что всё прошло успешно, случай уникальный, но сколько ещё отведено прожить - неизвестно. 

- Пока я была на реабилитации, в Петербурге прошел слух «Ануфриева умерла». Люди, которых я считала друзьями, вытаскивали из магазина одежду, деньги. Некоторые родственники выносили остатки моего личного имущества. Жизнь расхватали на куски. Когда я вернулась в Санкт-Петербург, весь мой бизнес принадлежал другим людям. На мне остались лишь долги. Газеты пестрели заголовками «Последний иск моды», «Короткая песня тщеславия», «Роскошный долг». Когда я выходила на улицу, люди в буквальном смысле показывали на меня пальцами. Муж и младший сын уехали в Италию, но я всё равно боролась за дело всей моей жизни. Почти год прошёл в схватке, за время которой меня просто уничтожили. В свой день рождения, 12 июня 2008 года, я уехала в Италию. Первое, что сказал мне мой сын: «Мама, почему ты меня оставила?». На итальянском языке. Так началась другая жизнь, в чужой стране, с депрессией и этим вечным русским вопросом «Что делать?». 

Начать заново 

Но наступил день, когда Ануфриева решила - пора вставать с колен на ноги. Пришлось всё начинать заново, налаживать связи, восстанавливать свою репутацию. Тогда ей очень помог Станислав Садальский. В своём блоге актёр обратился с вопросом, не знают ли его поклонники, куда пропала хозяйка именитых бутиков Мила Ануфриева. Нашёл, приехал и сказал: «Мила, пиши… всё! Люди должны знать». 

- Так я завела блог, который стал для меня отдушиной, - говорит Ануфриева. - Рассказывала людям о своей жизни и о том, что знаю лучше всего, - о моде. На меня стали выходить с предложениями русские и итальянские компании. Я вновь начала встречаться со знаменитыми европейскими дизайнерами, бывать на фабриках и показах, делать заказы. Всё, как раньше. Но жизнь без Родины - это жизнь в чёрно-белом цвете. Вернуться домой я смогу только после того, как с моим делом разберутся правоохранители. 

Недавно в Милан приезжала делегация из России, в которой находились и мои бывшие близкие друзья. Я с радостью пришла к ним на встречу. Но стоило показать письмо на имя президента - все сразу отвернулись. Моё заявление в правоохранительные органы Санкт-Петербурга с просьбой возбудить уголовное дело о рейдерском захвате уже два года остаётся без ответа. Все говорят: «Забудь». Но не могу. Мой старший сын сейчас заканчивает обучение в Санкт-Петербурге, а младший живёт с отцом в Венеции. Я верю, что скоро мы воссоединимся и вновь будем жить вместе большой и крепкой семьёй. Мне кажется, моя жизнь только начинается, и самая яркая и интересная история ещё впереди. 

* * * Сейчас Мила Ануфриева пишет книгу о своей жизни и ведёт переговоры с одной из киностудий США, которая предложила снять художественный фильм о русской итальянке с такой непростой судьбой.

MODA.RU

20 ноября 2011

Источник:Аргументы и Факты

Комментариев: 0
Уровень гламура: 0