Антон Алфер: "мы, собственно, создаем бренды" ↓

1 +

- Ваш бизнес – девушки-модели. В одном из недавних ваших интервью Вы сказали: «Модели – это инвестиционные проекты». Сейчас разное говорят про инвестиционные проекты. Некоторые из инвестиционных проектов просто перестали существовать либо заморожены. Как у Вас обстоят дела?

- На самом деле, модельный бизнес является такой частью, которая развивает бренды. То есть мы, собственно, создаем бренды. Сначала это девочки, которых никто не знает, никто о них не слышал, а потом их имя, можно сказать, капитализируется путем некоторых профессиональных манипуляций. И после этого они узнаваемые, их начинают приглашать, они начинают зарабатывать деньги. То есть, в принципе, как и в любом бизнесе, неважно, что ты продвигаешь, это марка какого-то напитка, автомобиля или это девушка, модель, которую ты создаешь с нуля.

- В данном случае вы, как профессионал, смотрите на девушку-модель, как на некое вложение капитала, способ вложения капитала, инвестиционный проект, и это просто бизнес. Есть ли у вас какие-то сложности в связи с ухудшившейся ситуацией финансовой не только у нас в стране, но и в мире?

- Для того чтобы больших сложностей не возникало, мы диверсифицируем время и вложения. Поэтому у нас, скажем, не только направление именно модели, но и очень много вещей, которые просто связаны с модой и технологиями.

- Вот что касается моделей, как вы диверсифицируете?

- что касается моделей, скажем, занимаясь десятью моделями, две из них точно выстреливают. Так же, как шоу-бизнес, на самом деле.

- A какой у вас стандартный способ взять и раскрутить модель? Совершенно неизвестную какую-нибудь девочку 15 лет, скажем, из Перми, все равно откуда?

- Во-первых, надо посмотреть, все ли у ее есть компоненты для успеха. Их, в общем-то, три: look и параметры, то есть она должна быть как минимум надлежащего роста, второе – харизма, персоналити, и третье – мотивация. То есть, если первые параметры видны сразу, по крайней мере, ты можешь сделать тестовые фотографии, ты понимаешь - да, отличная девушка, фотогеничная, то что касается характера, надо с ней немножко пообщаться, надо ее немножко узнать как персоналити. И третье, в общем-то, - выяснить, вообще что у нее в жизни происходит и что у нее происходит в голове.

- Kаким способом вы выясняете, что происходит?

- Bсе происходит в общении. Это же человеческий фактор, надо всегда понимать, какие у нее мотивации, что она хочет. Может, она хочет стать менеджером какого-нибудь авиаприборостроения, или судьей (был такой случай) у нее мечта. На самом деле, я совершенно не считаю, что все девушки,отвечающие заданным критериям, должны быть моделями. Просто кто-то должен быть оперным певцом, имея феноменальный голос, и случайно вдруг где-то некий продюсер услышал вот этого некто. Он начинает разговаривать с родителями, говорить, что вы не понимаете, это один человек на миллион такой. А они говорят: «Да он у нас горнолыжным спортом занимается». Тогда ты уже начинаешь убеждать, потому что понимаешь, что редкий дар. То же самое и здесь.

- A по каким показаниям девушка должна стать моделью? С параметрами роста и объемов всё понятно. Какая внутренне должна быть девушка, чтобы она стала успешной состоявшейся моделью?

- Oна должна быть харизматичной, понимаете. Это, скажем, одна из частей шоу-бизнеса, она должна цеплять внимание. Потому что задача модели, на самом деле, - продавать. Образуются некие ассоциативные связи того, с чем она работает, неважно, это одежда, которую она рекламирует, парфюмерия, автомобили. И вы видите ее изображение, проезжая где-то по автобану, вы видите билборды, и вот девушка на вас. То есть оно либо зацепило вас, это лицо, либо не зацепило. Собственно, вы обратили внимание на эту рекламу либо не обратили внимание.

- Mожно как-то словами описать, чем цепляет девушка, в чем харизма девушки, которая на плакате, на экране? Или это настолько эфемерное понятие?

- Hа самом деле, это очень индивидуально. То есть это эфемерное понятие, это еще субъективное понятие, это очень индивидуальное у каждой девушки. Oни должны быть умные и сексуальные. То есть должно быть что-то во взгляде притягательное. Как говорят, глаза – зеркало души, но тут отчасти, наверное, это работает. Моё глубокое убеждение – должен интеллект присутствовать во взгляде. Это первично, а все остальное уже немножко потом. Сексуальность во взгляде модели не должна нарочито напоказ выпячиваться. Если просто интересная личность, то мне кажется, к ним будут тянуться.

- Просто все говорят о какой-то некой харизме, а мне почему-то кажется, что это должен быть просто такой внешний пластилин, который может рекламировать, не знаю, шампуньку какую-нибудь, мыло, не знаю, vарку одежды или дорогую машину, все что угодно. Нет?

- Я бы сказал, пластилин с интеллектом. Вот вы карьеру можете сделать без интеллекта? Я думаю, наверное, не очень большую. В принципе, как и в любой конкурентной среде, коей является модельный бизнес, а конкуренция очень большая, потому что девушек на кастингах огромное количество, ей надо выстраивать взаимоотношения с людьми. И, в принципе, ей надо уметь их выстраивать. Это такой бизнес, который очень сильно зависит от человеческого фактора.

- Жесткий это бизнес?

- Жесткий бизнес, да. Но любой бизнес, где много человеческого фактора, он такой, не очень мягкий. То есть представьте, вы приходите на кастинг, у вас там на кону работа на 250 тысяч евро, к примеру, какой-нибудь compain эксклюзивный на год, у вас 250 девушек стоят в очереди. И, собственно, вы ее либо берете, либо не берете на эту работу. Это зависит от того, обратили вы на себя внимание за эти 30 секунд, которые вы зашли, там сидит заказчик, фотограф или представитель компании, который отбирает, или не обратили внимание. Вот, собственно.

- Bообще сложно с девушками работать, вот вам?

- Hа самом деле, вопрос привычки. То есть я, наверное, скорее, уже привык, поэтому не сложно. Но очень много человеческого фактора. Мы говорим о харизме, о персоналити и так далее, а представляете, мы начинаем работу с ними в 14 лет, какая там харизма и персоналити и тем более интеллект? То есть задача, в принципе, как у спортсменов, то есть разглядеть потенциал. Чемпионками по гимнастике становятся же после многих лет тренировок, но не все. То есть задача тренера – выявить ту, кто может стать этой чемпионкой.

- Вот сколько нужно вложить примерно по вашему опыту, чтобы девчонку раскрутить?

- Bы знаете, на самом деле, это даже не количество денег, это, скорее, количество времени и, скажем, определенные контакты. На лимитированное количество людей ты можешь тратить свое время. Потому что можно сделать ей хорошие съемки в хороший журнал, денег это не требует совсем и даже не приносит. Везде в журнале съемка стоит, если это обложка, 100-150 евро во всем мире, то есть это потолок, ну, 200 евро. Моделям нужны эти обложки, потому что они капитализируют ее как модель. Потому что когда у нее 10 обложек в буке, какой-нибудь заказчик, владелец компании, какой-то марки одежды или парфюмерной марки, он листает ее бук и смотрит. Смотрит: «Ага, она в «Vogue» снялась, французский, туда снялась». И даже если она ему не очень нравиться, он начинает думать: «Наверное, все-таки редакторы «Vogue» чего-то понимают, она снялась в прошлом месяце, наверное, я на нее обращу внимание». То есть реально такая реакция есть. Или там у пары хороших фотографов она сделала тесты, к примеру, Марио Тестино снимал. Тоже заказчик смотрит: «Этот человек кого угодно снимать не будет, значит, что-то, наверное, в ней есть». Вот, скажем, если брать наш отечественный рынок, то тут ситуация достаточно плачевная, потому что моделям платить не хотят. То есть если посмотреть на Западе, приходишь в любое агентство - там процентов 40 русские имена. В агентствах во всех западных, где есть развитые рынки.

- Tо есть у нас здесь моделям не платят?

- Модели с удовольствием бы приезжали сюда и русские и не русские, работали бы, но здесь гонорары другие совсем. Потому что менталитет общества не созрел еще, еще считают, что это вообще даже и не работа. Очень часто звонят и говорят: «Ой, нам нужна модель всего на полчаса съемки». Как это на полчаса съемки? Или там «На час съемки, сколько у вас стоит?» Это в принципе не бывает, потому что ей нужно сделать примерку, ей нужно сделать мэйк, ей нужно сделать волосы, все это занимает минимум 3-4 часа. И поэтому людям кажется, что это такой fun, сплошной fun. Сидит какой-нибудь Василий Петрович, смотрит бюджет компании какой-нибудь, дистрибьютора крупнейшего здесь, бюджет рекламы на следующий год. Ему приносит из отдела маркетинга, он смотрит: «Ага, так, фотограф, откуда у нас? Из Германии. 10 тысяч евро. Ок. Что снимал-то? Снимал. Хорошо. Модель Маша Пупкина. Сколько, 5 тысяч евро? Да вы что, как это! У меня соседка снимется, она ничуть не хуже. Покажи фотографию. У меня соседка за 100 долларов снимется, да ты чего, даже спасибо еще скажет. Да за бесплатно». Вот такой менталитет очень часто встречается. Сейчас, в принципе, начинает немножко меняться, конечно, потому что появляются какие-то дизайнеры местные, российские, отечественные, которые уже платят деньги, которые, действительно, уже поездили, посмотрели, которые делают хорошую одежду.

- Может быть, и агентства наши российские тоже несколько виноваты в сложившейся ситуации? Потому что всякое разное говорят про наши агентства. Что они, допустим, своих клиентов и клиенток, мальчиков и девочек, по-разному используют: сдают их в почасовую оплату, флаеры раздавать, а то и в эскорт, а то и еще куда. Разные гадости.

- Я вам хочу сказать, что любой бизнес можно делать на любом уровне, в общем-то. Можно его делать и на топовом уровне, неважно, чем ты занимаешься, моделями или ты там финансами занимаешься, можно его делать на самом дне. Это вопрос выбора личного, персонального каждого. И модельные агентства здесь мало виноваты. Все идет оттого что у нас легкая промышленность не развита и не развивается, то есть развивается очень медленно. Прекратится тогда, когда у нас нефть закончится, тогда у нас начнут развиваться сервисы, услуги и так далее. Вот когда это произойдет… Но это произойдет не скоро, поэтому мы будем очень медленно развиваться в этом направлении. Вся одежда, она где-то сшита в других странах, большая часть ее, то есть все мы импортируем. Вы знаете, я занимался одеждой, я шил одежду 7 лет когда-то, очень давно, в прошлой жизни.

- Почему вы перестали шить одежду?

- По моей биографии можно, наверное, изучать историю Государства Российского, потому что я начал ее шить, когда был «павловский» кризис – 91-й год. А закончил, когда был кризис 98-го года, просто я закрыл производство.

- Все, не смогли потом подняться? - Нет, не то что я не смог, я просто как-то перепрофилировал компанию достаточно быстро, то есть ушел от производства к сервисам, к услугам. Когда началась вот эта дизайнерская волна, стала «Неделя моды» у нас появляться, дизайнеров много разных, как-то я уже был настолько занят другими проектами, что, честно говоря, уже даже не думал, чтобы что-то еще дальше делать на тему дизайнерства.

- Как вы думаете, как наша страна может помочь, чтобы у нас появились наши российские магазины с нашими российскими дизайнерами?

- Но я вам хочу сказать, что бесполезно уже конкурировать с Китаем, абсолютно бесполезно. То есть я бы пошел по пути того, что здесь создавать креативные бюро, которые создают бренды, развивают бренды, создают некие коллекции и направления. А производство я бы вынес все в Китай, и сделал бы какую-то схему именно с налоговыми послаблениями, чтобы, если это отечественный бренд, а производится в Китае, вообще максимально лояльно все это происходило по налогам. Почему – потому что мы не умеем так работать. Я имею в виду массовое производство. Конкурировать с китайцами очень сложно, практически невозможно сегодня, потому что, во-первых, их немножко побольше, чем россиян на 1,5 миллиарда… Во-вторых, они очень неприхотливые. И, в-третьих, они очень умеют работать. Работоспособны. Ну, у них просто такие условия и менталитет, и психология вообще. Я просто неоднократно бывал в Китае, и я видел, как там все делают – и строят, и все что угодно делают, а легкая промышленность – тем более. И я вам хочу сказать, что качества там можно добиваться от них очень хорошего. То, что считается у многих, что китайское производство – такая некая китайская обманка, это все ерунда абсолютно, потому что китайцы могут делать очень плохое качество и могут делать очень хорошее качество. Сколько ты заплатишь. То есть у них вообще такая психология, что ты приносишь, говоришь: «Чайник сделаешь за 10 долларов?» – «Сделаю». – «А за 5 сделаешь?» – «Сделаю. Только вот это будет не металлическое, а пластиковое». – «А за доллар сделаешь?» – «И за доллар сделаю, уже все будет пластиковое». И проблема в том, что очень многие просто экономят вот эти один или два доллара, а в итоге получается большой пробел в качестве. Там просто не нужно экономить, нужно делать вещи, покачественнее заказывать – и все.

- Скажите, пожалуйста, Антон, если каждый кризис вы меняли свою жизнь достаточно кардинально, в надвигающийся кризис вы планируете какие-то серьезные перемены?

- Да, планирую.

- Нужно ли вашим девушкам что-нибудь знать о том, что вы можете, допустим, их бросить на произвол судьбы и пойти в электронику или еще куда-нибудь, вернуться к своему математическому образованию…

- Ну, бросать девушек, наверное, не буду в ближайшее время. Но я развиваю и другие проекты, связаные с модой, например модный портал. Я закончил петербуржский университет по специальности «прикладная математика», и когда я занялся модой и модельным бизнесом, кое-кто посчитал меня просто сумасшедшим. Но я особенно не выбирал модный бизнес - так сложились обстоятельства. Я увлекался моделированием одежды и одновременно с этим осваивал компьютерные технологии. В 1996 году я первым в России создал сайт о моде - Moda.Ru, который теперь входит в пятерку лидеров рынка. Потом мне начали писать модели и западные агентства. Сначала я воспринимал это как спам, потом это превратилось в хобби, а позже я начал заниматься этим профессионально. Таким образом, я и ушел в модельный бизнес. А идея создания специализированной социальной сети возникла у меня достаточно давно. Однако к подобным проектам рынок был не готов, и, по сути, его просто не существовало. Теперь портал Moda.Ru - нишевая социальная сеть - онлайн-проект, в котором я реализую более чем пятнадцатилетний "оффлайновый" опыт работы в модной индустрии. Но мы запускаем сейчас новый проект, точнее сказать, делаем реновейшн старого проекта. И сейчас я придумал очень интересную концепцию, которой аналогов вообще не существует в мире, по тому, как скрестить интересы пользователей и интересы брендов. Сейчас происходит некий дебаггинг, то есть работа над ошибками… Это будет некая такая сеть на модную тематику. И одновременно там он-лайн-журнал тоже модный. То есть некий такой гибрид.

- Потому что это сейчас становится инвестиционно привлекательным, или потому что это не требует больших затрат?

- Скажем, в любой кризис есть время подумать и сконцентрировать свои усилия на чем-то. Потом, в период кризиса, например, более лояльно относятся к зарплатам программисты. В период кризиса тебе не нужно думать о каких-то продажах чего-либо. То есть появляется больше свободного времени для того, чтобы сделать нечто креативное. Вы знаете, в принципе, организация любого большого проекта сталкивается с большим количеством рутины. Потому что, например, дизайнер, чтобы иметь пять минут успеха, выходя на подиум, ему приходится работать полгода. У нас примерно похожая история. Вот недавно провели финал конкурса Elite Model Look, нам пришлось очень много работать…

- То есть девочек собрали со всей страны… Да?

- Да. То есть надо было сначала проехать страну…13 городов. Но, слава богу, в этом году я не во все поехал сам, то есть у меня было два помощника, мы разделились на три направления. Это упростило задачу, и сделало более компактным по времени, возможность осуществить эти конкурсные отборы… А в прошлом году я проехал 16 городов. Причем это не просто проехал – это 16 «эвентов», то есть 16 конкурсов в разных городах за 40 дней. То есть это каждый третий день новый город и новое мероприятие. Соответственно, в каждом городе пресс-конференция, в каждом конкурс… Я думал, я не выживу.

- Чем отличался Elite Model Look Russia в этом году и каковы перспективы этого модельного конкурса в нашей стране?

- Поскольку в прошлом году конкурс проводился после большого перерыва, условия участия были более, чем лояльны. В этот раз мы проводили кастинги за 2 недели, одновременно в нескольких городах. Над отбором работало сразу три команды, и также проходил предварительный он-лайн кастинг. В этом году мы вышли за рамки традиционного конкурсного дефиле и сделали настоящее шоу. В основном, благодаря приезду Philipp Plein и Девида Таварре и Маркуса Шенкенберга. Плейн сделал свое первое в России шоу – это уникальный случай. Шоу дизайнера Philipp Plein было представлено двумя дефиле - выходом в легендарном дениме от Philipp Plein и показа вечернего платья. Также финалистки предстали в купальниках созданных компанией Marc & Andre специально для Elite Model Look. В 90-х гг. потенциал и профессионализм моделей из стран СНГ получил всеобщее признание, как в России, так и за рубежом. Об этом красноречиво говорили результаты нескольких международных финалов, где победительницами стали Наталья Семанова, Диана Ковальчук, Виктория Семенцова. По поводу перспектив, я думаю, что сейчас идет некий период реструктуризации рынка. Ведь несмотря на активный интерес к русским моделям, существует постоянный спрос на новых моделей и новые лица, вне зависимости от страны и национальности. Собственно, развитие перспектив русского рынка - одна из наших целей. Основная идея конкурса - сделать приход любой девушки в модельный бизнес максимально доступным, поиск новых лиц, способных блеснуть в мире моды и рекламы.

- Как вам удалось пригласить Филиппа Плейна и Девида Таварре? Как вы с ними познакомились? Планируете ли дальнейшие совместные проекты?

- Мы давно дружим с Филиппом Плейном. Делали совместный продакшн для его показа в Барселоне, делали фэшн съемку, и с тех пор начали плотно общаться на тему того, чтобы сделать его показ в Москве. В результате, решили совместить показ с российских финалом. Мне кажется, получилось весьма гармонично. Дальнейшее сотрудничество, конечно, планируется. Один из ближайших наших совместных проектов - участие 14 финалисток Elite Model Look Russia этого года в показе Плейна на Неделе моды в Дюссельдорфе. С Девидом Таварре я познакомился тоже через общих друзей и пригласил его в Москву.

- Как, по вашему мнению, должна выглядеть победительница конкурса Elite Model Look?

- Это девушка от 14 до 19 лет, ростом 180, харизматичная, с интересным лицом.

- А вы могли бы описать идеальную модель для вас? Вот именно для вас. Субъективный ваш взгляд на идеальную модель. Какая?

- 177–179 – рост. Бедра – 88–89. Скажем, правильные черты лица… А вообще идеальных моделей не бывает, как идеальных певиц, актрис или идеальных людей.

- Вот вы, например, хотели бы, чтобы ваша дочь родная была моделью? Отдали бы в модельный бизнес?

- Если говорить про дочь, то есть, если так случится, что однажды у меня будет дочь, и она захочет быть в модельном бизнесе, и если я буду видеть в ней толк, что действительно у нее есть задатки, чтобы стать хорошей моделью, а не просто так на уровне поиграться, хобби, то я ей помогу.

- Отдадите ее в этот бизнес, да?

- Ну, я не то что ее отдам, я просто приложу все усилия, чтобы у нее все получилось в этом. Потому что, вы же поймите, это как продюсирование, это контакты нужны прежде всего.

- Не страшно вам за нее будет?

- Нет. А что бояться? Можно расставить «фишечки», чтобы она не оступалась там влево, вправо. А если у нее не будет таких данных, то, значит, я просто направлю ее в какой-то другой бизнес.

- Обычно во сколько лет заканчивается профессия модели?

- Вы знаете, могу сразу опередить: у спортсменок кончается раньше. У балерин осложнения в здоровье такие, что ни одной модели не посоветуешь. С профессией модели люди связывают анорексию… К модельному бизнесу это не имеет никакого отношения вообще, это все придумки журналистов. Это просто то, что видно, то, что на поверхности. А я знаю множество людей, девушек, женщин, которые страдают в том числе анорексией и другими проблемными заболеваниями, которые связывают с модельным бизнесом, которые вообще никогда никакого отношения к модельному бизнесу не имели.

- Это имеет отношение скорее к социальному заказу.

- Угу.

- Как Вы пришли в модный бизнес?.

- Я шить одежду начал, будучи абитуриентом. Сначала это у меня было такое как хобби. Это был 89-й год, как раз когда я поступал в университет. Первые свои брюки я сшил, сдавая экзамены. Ну так, у приятеля увидел машинку, и как раз тогда был разгул кооператоров… И, в принципе, я даже носил их с удовольствием пару лет. А потом как-то… Вы, наверное, помните, было не очень все здорово с хорошими вещами в стране.

- Да, да, да, что только ни делали – перешивали…

- Вообще ни с чем было не здорово. И как-то мне хотелось выйти за рамки того, что вообще предлагает мне любимая страна. Что-то я делал сначала для себя. Потом, когда был «павловский» кризис, как-то надо было деньги зарабатывать. Я жил в студенческом городке, в общежитии. Построили его по образцу Оксфорда. 30 километров от Петербурга, под Петергофом, можно сказать, в лесу построили учебные корпуса, общежития, там, собственно, мы и прожили все время, пока учились. Я написал просто объявление: шью быстро, недорого. Развесил везде. Я подумал, 7000 человек студентов – наверняка кому-то что-то нужно. Через неделю пришла первая «пациентка»…

- Вот вы их как называете…

- Да. Первая «пациентка», которой я что-то шил, перешивал… Тогда секонд-хэнд был, она набрала каких-то вещей из модных тряпок, но очень больших размеров. Вот такие новые, но какие-то 60-е размеры женские, то есть какие-то немыслимые. Потому что тканей тоже не было. Было очень страшно, потому что я женских вещей тогда не шил никогда. Но потом научился. То есть вот как-то так это было. И очень быстро стал шить дорого и достаточно профессионально. У меня одними из первых клиентов была группа «Аквариум», я им шил концертные рубашки. Причем даже так по-взрослому: слетал в Германию, купил ткани, они мне сделали предоплату… А в Германии зацепил еще одну работу случайно совершенно. Был, наверное, 93-й год уже. Шил там костюмы для стриптиз-шоу. У меня оказался там один приятель, владелец стриптиз-шоу… даже не приятель, а друг моего приятеля. И он такой говорит: «Слушай, а может, ты нам костюмы сошьешь?» И я первый раз в жизни в Германии получил деньги за эскизы. А он меня попросил сначала нарисовать. Рисовать я тогда еще не умел, честно скажу, Но, тем не менее, человеку понравились эскизы. Он пошел в комнату, приносит мне 150 марок немецких.

- Это был ваш первый заработок такой иностранный?

- Скажем, иностранный первый заработок. Я просто выпал в осадок совсем, я удивился, что можно за эскизы получать просто деньги. А потом он говорит: «А сшить можешь?» А у меня виза заканчивается через 11 дней. Я говорю: «Ну, да, могу, но машинка нужна». Он говорит: «У меня есть машинка. Ткань сейчас поедем купим». И мы поехали в супермаркет, там такие большие площади. И я тогда просто совсем выпал в осадок, потому что такого, конечно, в бывшем Советском Союзе даже представить сложно было. Там были просто два этажа отдела для шитья с тканью и т. д. Честно говоря, напокупал тканей столько, что я потом из остатков еще, наверное, год что-то дошивал. Там надо было всего пару костюмов сшить. И тогда у меня был рекорд – я сидел за швейной машинкой 36 часов у своего приятеля дома.

- Ничего себе!

- У меня просто заканчивалась виза, а я был первый раз за границей, я очень боялся что-то нарушить. Было мне тогда 19 лет. И все это сшил…

- Вы стажировались в таких крупнейших компаниях как Levi's, Vivienne Westwood Co. Как эти стажировки помогли вашей карьере?

- В те времена мало кто выезжал на запад на стажировки, поэтому мне это очень помогло. Западный опыт расширяет кругозор и видение того, как устроен модный бизнес, производство и развитие брендов. Очень ценно иметь такой опыт, главное, правильно уметь адаптировать его в российских реалиях.

- А вы сейчас шьете?

- Нет, давно уже не шью. Я уже предпочитаю больше работать головой, нежели руками.

- Какие виды спорта предпочитаете? У Вас спортивная фигура, наверняка Вы ей занимаетесь.

- Я предпочитаю индивидуальные виды спорта, командные меня меньше привлекают. Все-таки в индивидуальных видах спорта все зависит от тебя, я привык только на себя полагаться. В детстве чем только не занимался: 2 года конькобежным спортом, год подводным плаваньем. Я на воде плохо держался и решил использовать эту способность. Еще у меня у первого в детстве скейтборд появился, тогда мальчишки толком не знали что это. А я свой скейтборд первый сам сделал, правда очень скоро его разбил. Велосипед всегда любил. Сейчас меньше стал уделять времени спорту: иногда хожу в бассейн, на каток хожу, регулярно спортивный массаж делаю и в быню хожу, вот собственно и все. Мне ситуация с фитнес залами в городе совсем не нравится: слишком завышена абонентская плата, а во всем мире это копейки стоит. В России привыкли получать быструю прибыль. У нас всё-таки очень низкая культура тела, на пляже глазу отдохнуть не на ком. А еще я по своим кастинхам сужу: приходит на кастинг в каком-нибудь городе девочка лет 17-ти или даже 15-ти, а у нее уже бока начинают свисать. Всё хорошо и рост замечательный и лицо красивое и мотивация есть у нее дальше работать, и вот приходится ей объяснять, что нельзя себя запускать. И стакой проблемой в 40% случаев приходится сталкиваться. Собой заниматься всегда надо и это вопрос приоритета, а не вопрос возможностей.

 

Блиц опрос.

- Каким был лучший совет, который вы получили?

- Быть максимально дипломатичным в отношениях с людьми.

- Какая самая дорогая вещь в вашем гардеробе?

- Булавка для галстука

- Без каких вещей вы не можете обойтись?

- Мобильный телефон и ноутбук

- Есть ли у вас рецепт удачного стиля?

- Трезво оценивать себя!

- Стиль каких известных людей вам нравится?

- Несгораемый костюм и девайсы Джейсма Бонда.

- Какая вещь главная в мужском гардеробе?

- Кредитная карточка.

- В каких городах вы любите бывать?

- Мне нравится бывать везде, где меня ждут и там, где есть WIFI.

 

Факты:

СТАТУС: Антон Алфер, 35 лет, президент «Elite Model Look Russia», основатель Модной Сети - Moda.Ru.

1989 - Поступил в Санкт-Петербургский государственный университет, факультет Прикладной Математики - Процессов Управления. Ещё будучи абитурьентом, неожиданно увлекся дизайном одежды.

1994 год - окончание университета, затем курсы управления владельцев малого бизнеса в Центре гражданской инициативы в частном бизнесе.

1995 год - после непродолжительной работы в питерском ателье, создание собственной дизайнерской студии.

Август 1996 - показ первой коллекции, Saint-Tropez

Осень 1996 года - создание первого российского модного портала Moda.Ru.

Осень 1997 года - создание первой промышленной коллекции вечерней женской одежды по заказу британской компании Ede & Ravenscroft для модного дома Невский Проспект (Mertens House), С.Петербург.

1997 год - стажировка в компании Vivienne Westwood, French Connection, London.

1998 год - стажировка в компаниях Levi’s, Wrangler, Lee, Texas, USA. В 2001 году скаутинг-директор вновь созданного агентства «Fashion», Москва.

2002-2004 - эксклюзивный представитель по странам СНГ международного агентства «Next».

С 2005 года является президентом «Elite Model Look Russia».

Вот уже 13 лет Антон Алфер является генеральным директором собственной компании «Alfer Group» (www.alfer.ru). Семейное положение: холост.

 

В интервью использованны материалы из радиопрограммы Елены Лихачевой "Они сделали это", радиостанция Finam.FM

Евгения Алфер

22 декабря 2008

Комментариев: 0
Уровень гламура: 826

Фотографии