Coming out of fashion ↓

0 +

Эльбаза выгнали из Lanvin, без лишних слов и сожалений, сухо так поблагодарили и попросили покинуть офис в 24 часа. Как сказала бы моя добрая знакомая: «Ну да, так бывает! А что?» Мало ли что могло не понравится тайваньской женщине-мажоритарному акционеру по имени Шо-Лан Ван. Уверена, ему выплатили «выходное пособие» лишь бы он ушел немедленно. 14 лет. Ну и что? Мир, которым правят деньги, лишен всяких там реверансов и сентиментов. 

330 сотрудников Lanvin потребовали объяснений и вернуть Эльбаза. Это Вам не Азия, мадам Ван, люди хотят понять, что случилось. А мадам Шо-Лан Ван, скорее вообще бренд закроет, чем станет что-то объяснять. Она восточная женщина, пусть и бизнесмен.

Dior’у об уходе Рафа Симонса было известно сильно заранее. В контракте много страниц и наверняка так прописано, что если, мол, ты решил не продлевать этот самый контракт, будь любезен извести дом в указанную дату, не позднее нуля часов. Есть «большая тройка брендов» (это я ее так называю): Louis Vuitton, Chanel и Dior, которые весь азиатское-арабский богатеющий мир будет скупать по инерции еще годы вперед. И им вообще ничего не страшно. Dior год работал без креативного директора вообще, и кто это заметил? Кто где дизайнер знает только узкий круг интересующихся, «болеющих», так сказать, модой людей. Всем остальным, в особенности тем, кто в эти бренды завернут как в фантики, им вообще без разницы. Lanvin в эту тройку не входит, и в конгломераты не входит, но у него тоже всё хорошо.

Симонс устал, Симонс решил, что с него хватит. Эльбаз справлялся, хотя часто говорил, что темпы адские, что бумага с карандашом лучше компьютера и вообще: «Мы должны заставить систему работать на нас, а не становиться ее рабами». Симонс предупредил и ушёл, Эльбаза не предупреждали и ушли. События эти происходили, что называется, в разных плоскостях, просто совпали по времени. Из этого совпадения вовсе не следует вывод, что вот вакансия свободна, а вот дизайнер свободный и, наверное, они созданы друг для друга. Не думаю, что после всего случившегося Эльбазу покажется мало и он пойдет к Арно. 

Каким бы талантливым мы ни считали Эльбаза, и какие бы невероятные заслуги в деле возрождения 125-летнего бренда (который добрую половину из этого срока был скорее мертв, чем жив) ему ни приписывали, а у мадам Шо-Лан Ван своя правда. Не выкупи она в далеком 2001 торговую марку L'Oreal, которой и принадлежали права на Lanvin, не было бы никакого Lanvin, или звали бы ее, например, по-другому. Эльбаз родился в Марокко, а вырос в Израиле, Шо-Лан Ван живет в Тайване: удивительно как они вообще 14 лет находили общий язык!

Полагаю, у Эльбаза телефон раскалился от звонков с одним вопросом: «Собирается ли он запустить свой бренд?» и предложением инвестиций. Можно будет рисовать карандашом, слать бумажные письма и делать не 8, а 2 коллекции в год, и никуда не торопиться. Это было бы лучшим и наиболее логичным продолжением его карьеры. Но ему, конечно, виднее.

Евгения Алфер

31 октября 2015

Комментариев: 0
Уровень гламура: 826

Фотографии