Кто-то убил Альбатроса ↓

0 +

Стоит решить, что по-настоящему тревожит. Тут уж не до Долецкой и Змиевца (хотя ситуация в Парланте развивается куда интереснее, чем все стычки Добротворской; Э.Х. стойкая, будто холерный вибрион). И уж тем более не до Давыдовой и Соловьевой (спонсорские банки-склянки всегда считались надеждым поставщиком карьерных кадров, а "Атмосфера" ни чем не лучше "Татлера" - такая же макулатура). Сделать "Вог" намного хуже, чем он был последние годы, вряд ли кому удастся, да и Офисьелю встряска не помешает. Так что здесь все прекрасно выживут, речь ведь идет не сколько о столпах, сколько о перекрытиях: поговорят и забудут, и куда скорее, чем в этом вот abolenkin.livejournal.com/5621.html случае. Такие легкие плевки в вечность, как журналы, не могут - вот уже лет тридцать - никого всерьез задеть (о плевках в мире люкса я писал пару лет назад: abolenkin.livejournal.com/9529.html). Тут же речь стоит вести о настоящем огненном проклятии, перед которым все беспомощны. Описание проклятия совпадает до деталей с любимой в детстве поэмой. Возможно, и причины для него схожие:

"Горячий медный небосклон Струит тяжелый зной. Над мачтой Солнце все в крови, С луну величиной.
И не плеснет равнина вод, Небес не дрогнет лик. Иль нарисован океан И нарисован бриг?
Кругом вода, но как трещит От сухости доска! Кругом вода, но не испить Ни капли, ни глотка.
И мнится, море стало гнить, - О Боже, быть беде! Ползли, росли, сплетясь в клубки, Слипались в комья слизняки На слизистой воде.
Виясь, крутясь, кругом зажглась
Огнями смерти мгла.
Вода - бела, желта, красна,
Как масло в лампе колдуна, Пылала и цвела."

Кольридж, "Сказание о старом Мореходе". Полный текст: www.classiclibr.ru/lib/sb/book/1355/page/1