Обзор сезонных показов - Часть первая ↓

0 +

Предлагаю первую часть своей колонки в журнале PROfashion с описанием завершившихся сезонных показов.

Зачем?

На завершившихся в Москве сезонных показах прет-а-порте лучшие коллекции не имели к прет-а-порте почти никакого отношения. Только семи-кутюрные дефиле, пожалуй, внятно отвечали на вопрос: «Зачем?», которым вновь, после десятилетнего перерыва, сопровождаются сезонные демонстрации достижений отечественного дизайна одежды. Вот уж не думал, что мне придется это когда-нибудь писать. Однако, этот вопрос задается абсолютно всеми сторонними людьми, попавшими на недавние шоу Недель моды - их никак не устраивает мысль, что производством, даже мелкотиражным, можно заниматься ради красоты процесса. Для инсайдеров вопрос звучит иначе: «Куда?», как в песне Шуберта из «Прекрасной мельничихи». «В движенье, в движенье весь мельника покой». Так у них, у мельничных подмастерьев, принято - регулярно куда-то стремиться. Все же приятно, когда стремление обращено к конкретной Прекрасной М, и именно таким знанием клиентской судьбы своих вещей порадовали Елена Супрун и Татьяна Парфенова. Первая никогда не скрывала, что занимается именно «высоким шитьем» (на ее этикетке уже лет 15 значится “Couture”) и коллекция Дома в этом сезоне была превосходной: наполненной красивейшими вещами, любовью к изысканному ремеслу и уверенностью, что все это найдет потребителей. Почти те же слова можно адресовать и Т. Парфеновой, которая вновь представила коллекцию, наполненную намеками на работы предыдущих сезонов. Впрочем, впервые за много лет в Москве ею были показаны вещи настолько питерские по духу и силуэту, что даже от фотографий иногда становилось зябко. Главным же кутюрье на московских показах по праву стал В.М. Зайцев. Даже во второй, «некутюрной», коллекции он сумел ясно сказать, что главное – творчеством заниматься, а уж клиенты найдутся. Его вещи стоят над модой и апеллируют к более устойчивым, художественным, ценностям, а тенденции… Тенденции сейчас в любом торговом центре. Вы вот попробуйте превратить валенки в предмет национального прикладного искусства. Удивительно, с какой скоростью российские дизайнеры, так и не став русскими, из молодящихся итальянцев поголовно превратились в немолодых французов. Некоторые коллекции были похожи на набор кукол вуду, созданных на погибель Роллану Муре. Если бы потребовалось описать сезон в нескольких словах, то вот они: складчатые морские гады. Панцирей, углов, глубоких складок, устрашающих выделенных плечей и выносных (не иначе как хитиновых) элементов было, как на корейском рыбном рынке. Редко встречалась только органичность приготовления; некоторые коллекции были похожи, скорее, на упражнения в заданной теме, чем на авторское высказывание. Очень типичным тут может стать пример Даши Гаузер, которая сохранила образ, но напрочь утратила органику предыдущего сезона. Эти правильно, но с неизвестной целью расчерченные вещи, загруженные архитектоникой, стали для меня символом всех неотвеченных «куда» и «зачем» этого сезона. Надо отметить, что у этого дизайнера есть система масс-маркет дистрибуции, которой не была адресована ни одна из вещей коллекции. Также, как не прозвучала и заинтересованная прямая речь. Выбирая между творчеством и продажами, пусть и призрачными, множество российских дизайнеров в этом сезоне остановились ровно посередине и развели руками. Куда, мол? К красивым или к умным? Не слишком органично попыталось адаптировать новую для себя стилистику и Ю. Далакян. Отказ от утяжеленного силуэта прошлых сезонов не может не радовать, но вечернее платье с карманами кажется мне уж слишком большой уступкой, и не факт, что в сторону клиентов. Прямо противоположный пример – самый примечательный дебют сезона, марка St. Bessarion. Интересная, но отнюдь не универсальная стилистика изначально адресована клиентам престижного московского мультибренда, а потому имеет счастливое будущее. Вновь повернулся лицом к своим поклонникам и Макс Черницов, который в своей женской коллекции создал вещи с заявкой не на массу, а на культовость, что наконец-то уравняло ее по энергии воздействия с мужской линией.