Обзор сезонных показов - Вторая часть ↓

0 +

Предлагаю вторую часть своей колонки в журнале PROfashion с описанием завершившихся сезонных показов. ...По настоящему естественно и красиво архитектоника и подчеркнутая силуэтность смотрелись, пожалуй, в двух случаях. Сергей Теплов представил лучшую за последние три года коллекцию, где минимализм не походил на икоту, а четкость линий не означала рубленность. Это была элегантность в классическом понимании слова: когда воздействие достигается минимумом средств, и сделать вещь проще и чище почти невозможно. Для И. Чапурина работа с плечевыми акцентами и глубокой рисующей драпировкой продолжается уже четвертый сезон, поэтому здесь можно говорить об устоявшемся авторском стиле. Вот почему вещи смотрелись так естественно и рассказывали не о тренде, а о дизайнере. Вообще же, говорить об этом дизайнере и А. Ахмадуллиной лучше отдельно, поскольку они выступают в иной лиге. Дело здесь не сколько в их несомненном таланте, сколько в других условиях существования. За два года парижских показов они превратились, без всяких скидок, в европейские Дома, и спрос с них другой. Вот по этому, завышенному, счету представляется, что разработка коллекции Алены происходила словно бы в ее отсутствие. Лишенная динамики череда красивых вещей по тканям и идеям напоминала ее саму четырехлетней давности (ну, вы помните, со Змеем Горынычем). Дизайн чудесной обуви так же впечатляет, как и в бутиках двух известных мировых Домов. И все это – со стилизацией, идея которой мне так понравилась в одном парижском показе прошлой осенью (и была в нем не единственная). Не самая изобретательная стилизация, а иногда – ее отсутствие, стала еще одной приметой завершившихся показов. Считанное количество дизайнеров выдерживают такую подачу без угрозы обнаружить небогатый набор идей, а того хуже – элементарные просчеты в пропорциях. Это неизменно удается Эрике Зайонц, которая сообщает результаты своих поисков с мужской силой, удивительной для такой изящной дамы: сначала возведем стены, а потом подумаем о занавесках. Удивительный художник Виолетта Литвинова-Королева-Стилизации не боится дефицита идей, поскольку их всегда у нее в избытке. Всегда на своем поле играет Олег Бирюков, сделавший свой стиль эталонным. Во множестве иных случаев зрители наблюдают копии, которые предсказуемо хуже оригинала, и вновь задают себе вопрос: «Зачем?». Последние три-четыре сезона меня очень интересовала причина все возрастающей популярности Ю. Николаевой. Я слежу за ее работами уже лет десять, и раньше мне казалось, что они создаются не просто разными Домами, но и авторами разного пола, возраста и ориентации. Этот поиск представлялся мне, скорее, неуверенностью, поэтому после перерыва я пришел на показ с некоторым предубеждением и первую его треть подсчитывал цитаты. А потом прекратил, покоренный той свежестью и мастерством, с которой дизайнер эти идеи высказывает от собственного имени. Эти вещи хочется купить, они блестяще выполнены с мыслью о потребителях, и это один из редких случаев, когда даже специалистам безразлично, что послужило источником их возникновения. За источниками вдохновения у Чистовой-Эндоуровой следить не устаешь никогда, они вызывают не меньший интерес, чем сами вещи. Впервые поводом для воздания коллекции послужил не персонаж (как, например, Красная Шапочка) или ситуация (например, рок-концерт), а природное явление – морская среда. Таким же «стихийными» были и вещи, которые смотрелись очень современно в контексте нынешней «бесфабульной» моды и содержали идеи на несколько сезонов вперед: большая тема (и, видимо, налаживание производства) позволили взять большое дыхание. Не менее заворожено я смотрю на коллекции Л. Норсоян, пусть и по другой причине – мне кажется, что она, по-меттерлинковски, представляет Душу Трикотажа, и это интимное общение с материалом выше любой заявленной темы. Завершить разговор о темах и отношении с клиентами уместно рассказом о показе К. Гасилина, самой большой для меня загадке сезона. После успеха первых трех показов, он второй сезон представляет коллекции, состоящие, без преувеличения, из одной модели с вариациями. Это можно было объяснить подготовкой серийного выпуска, но нет – ни хитровыполненные вещи, ни заявления дизайнера этого и близко не допускают. На последней же Неделе к этому добавился и абсолютно уродующий, анти-женский силуэт, который вызывал протест даже в диоровском исполнении, и не берусь даже предположить, что подумали клиенты Дома. Дюжина знакомых, опрошенных мною наугад на первом ряду, были единодушны: невеста в плащ=палатке выглядела самой приемлемой. Вот она, загадка русской моды: если нету - не стремятся, если есть – не берегут. Тут никаких вопросительных слов не хватит, а потому и я со своим скромным «Зачем?» умолкаю.