Лучше для мужчины нет... ↓

0 +

С неприятным удивлением смотрю свежие мужские коллекции на весну. Давно ничего такого страшненького не видел. Похоже, осутствие качественных мужских икон стиля начинает сказываться. Вероятно, скоро это отразится на желании тратить деньги на актуальную мужскую одежду - такие расходы теряют смысл. Вот моя журнальная колонка с комментариями. Лучше для мужчины нет Ни для кого не секрет, что парни смотрят только один раз. Об этом во всех журналах писали, как тут поспоришь. Посмотрели – зафиксировали – поставили в картотечный ящик навечно и, что бы ни происходило, видят только по-запомненному. Смена работы, тюнинг зубов, крупный план Сары Джессики Паркер (и без того пугающей) без макияжа – недостаточный повод для замены матрицы; все это попадает в категорию «Брови, что ли, новые?». Мне всегда казалось, что у меня глаз внимательнее среднестатистического, однако фотографии свежих мужских показов заставили меня в этом усомниться: я явно проглядел момент, когда мужчинам стало не на что смотреть и нечего запоминать. У меня лет двадцать назад было любимое развлечение: мы с приятельницей ходили на новую территорию Зоопарка смотреть на валлаби. Справедливости ради нужно сказать, что сигареты были на тот момент не главным для нас источником курения, и наблюдать за этими зверями нам не надоедало никогда. Это такие небольшие кенгуру, живут недалеко от входа с Б. Грузинской, а еще, кажется, в Австралии. Они размеренно трюхали из одного конца вольера в другой, будто алкоголики по коммунальной кухне после визита нарколога в поисках забытой заначки. Сталкиваясь друг с другом или любым препятствием, валлаби тут же разворачивались и, не меняя темпа, апатично чесали в противоположную сторону. Растянутых треников, газетных пилоток и маек-алкоголичек на них не было, но сходство и без того было полным. Так вот, если кому будет лень изучать фото с последних мужских недель, достаточно будет отыскать пару-тройку валлаби. По цветовой гамме, силуэту и, самое примечательное, по настроению, сходство с мелкими обкуренными кенгуру в плену достигнуто почти безупречное. Такой, знаете ли, актуальный образ будущей весны: блеклый тяжелый огузок. Видишь сумочку-нору? Ничего мы туда не положили, никакой заначки. Разве что, какую-нибудь мелкую одноразовую фигню из пластика - лучше, как известно, для мужчины нет. Такая некрупная фигня из рекламы, прозаичная и умеренно унылая, на ближайшее время заменяет мужской части населения иконы стиля и ролевые модели. Поражающих воображение образов или персоналий пока не предвидится, потому что их никто не ждет. Поверьте, я ничего не имею против Бекхэма или кто там еще часто появляется на плакатах – они очень милы. Просто требования к качественному наполнению мифа сейчас куда более скромные, потому как создавать и запоминать их стало как-то лениво. Опасные бритвы запретили, а изучать цвет пластиковой штамповки как-то глупо. Мы переживаем малобюджетный Gotterdamerung, который по драматизму не дотягивает до Вагнера или Висконти, а сравним с легкой ностальгией по закрытию любимого стейк-хауса. Это становится очевидным, как ни печально, только по мере вымирания старого пантеона: информационное пространство успешно заполняется шумовыми эффектами, потому как после М. Брандо со значением помолчать тоже, кажется, некому. Вот, к примеру, на последней Питти Уомо фасад павильона и чуть не дюжина стендов были заполнены портретами Обамы, что должно означать его превращение в икону стиля. Причем не только в Кении. Однако просить кого-то объяснить стилистический вклад американского президента, портреты которого часто соседствуют с Кеннеди, так же бесполезно, как пытаться описать содержание пресловутого «путинского плана»: есть вещи, существующие только в силу настойчивого упоминания о них в прессе. Понятность механизма превращения в герои одновременно уменьшает и значимость результата. Ну да, икона. Только кругом теперь даже не атеисты, а безбожники – Гагарин в космос летал и Б-га там не видал; открыл эру глянцевой иконографии, так сказать. Впрочем, применительно к российскому премьеру гагаринский пример не кажется таким уж отдаленным. Мне вспоминаются времена, когда имиджмейкеры наряжали его в пилотную куртку или серебристо-серый костюм с блеском в сочетании с черным поло и прямоугольными солнечными очками в металлической оправе. Надо признать, что приемы из голливудских фильмов о мафии успешно добавили брутальности этому, прямо скажем, некрупному мужчине. Помощникам нынешнего российского президента такой способ тоже приглянулся, судя по его последним фотографиям, где из-под голубой сорочки виден ворот черной бельевой майки. Американский коллега Медведева даже таким скромным полетом фантазии похвастаться не может, ему это без надобности: примером для подражания его делают пункты резюме (особенно, несуществующий ныне пятый). Ремесло стилистической иконописи явно переживает кризис. Сравнивая Б. Обаму с покойным Майклом Джексоном, без которого никакого Обамы не могло случиться, разница в технологии производства мужских мифов становится очевидной: в эпоху «постчеловечества» продать душу за популярность можно с гораздо меньшими издержками, чем бывало. Хватит и того, чтобы фамилию запомнили, не до образа. Это понимают не только производители одежды, но и потребители, если судить по тому, как резко сместился интерес от классики за 5-6 тысяч в сегмент «до тысячи и чтоб прилично». За кенгуру доплаты не положено. Один мой дружок, вкусу и чутью которого я доверяю, как раз разрабатывает сейчас сеть магазинов на этой концепции (его комментарий также в этом номере), и это не единичный пример. Идти в плаще практичном с девизом странным «Эксцельсиор!» - лучше для мужчины нет.

Комментариев: 0
Уровень гламура: 77