37 ММКФ: Актриса Елена Лядова, Приз Серебряный Георгий, за лучшую женскую роль в картине, ОРЛЕАН ↓

0 +

Актриса Елена Лядова, за лучшее исполнение женской роли в картине, ОРЛЕАН, на 37-м Московском Международном Кино Фестивале завоевала Приз - «Серебряный Георгий», РЕЖ. АНДРЕЙ ПРОШКИН (Россия). Так же этой картине достался Приз Жюри Федерации киноклубов России, как лучшему фильму по итогам рейтингового голосования регионов.

ОРЛЕАН 
РЕЖ. АНДРЕЙ ПРОШКИН (Россия)

 Звучное имя Орлеан носит пыльный, бетонный (этот смысловой ряд можно продолжать долго) городок где-то в глубине России; на фоне того, что в этой самой глубине разбросаны деревеньки с названиями в духе «Париж» (такая достопримечательность есть едва ли не в каждом регионе, да и реальный Орлеан на Алтае есть), это не должно удивлять. Широким массам топоним Орлеан больше знаком с приставкой «Новый», потому что ураган 2005 года остался у всех в памяти и явственно похож на грозную библейскую расправу (и это вполне соотносится с то ли «ураганным», то ли апокалиптическим финалом фильма Андрея Прошкина).

Похож и топоним «Вавилон», потому что сразу же вспоминается «Горе тебе, Вавилон, город крепкий...»; о Содоме и Гоморре и говорить нечего... Некая история почти евангельского (или почти антиевангельского?) характера тесно переплетается здесь с эстетикой разгромленных хрущевок, каких-то порушенных больниц и полицейских участков, то есть со всем тем, что уже вышло из разряда «просто декораций» и плотно вплелось в сам язык нового российского кино. Наша «новая волна» едина не только в этом, но и в мысли, что абсурд, гротеск, буффонада оказываются адекватны российской реальности (а для многих режиссеров – и вовсе «единственно адекватны»), и для того, чтобы точнее всего выразить дух времени, попасть в самый его нерв, вовсе не нужно искать скучно-реалистическую, достоверную сюжетную основу. Пионером, проложившим этот мостик между тем, что эстеты, морщась, называли чернухой, и ее стилистической противоположностью (сгущенным, безумным, невообразимым зрелищем) с той же внутренней сутью был, кажется, еще Алексей Балабанов. По крайней мере, именно в таком контексте кажется особенно символичным то, что Экзекутора в Орлеане» играет Виктор Сухоруков. Другой фигурой, сделавшей «Орлеан», оказался Олег Ягодин, которого смело можно назвать открытием российского кино этого года: впрочем, как театрального артиста его уже успели узнать, и парижская «Le Monde» еще в 2009 году назвала Ягодина «актером, которого Лукино Висконти, будь эти двое современниками, не раздумывая, выкрал бы, чтобы снять в «Гибели богов». Ягодина «выкрали» много позже, и сразу в город Орлеан, где его герой-врач вместе с товарищами по несчастью – парикмахершей и ментом – становится объектом пристального интереса то ли пророка, то ли антихриста, то ли персонализированной совести.
 
Союз Андрея Прошкина и Юрия Арабова порождает интереснейшее и даже взрывоопасное сочетание: предложенная Арабовым история – густо библейская, если так можно сказать, наполненная притчами и культурными кодами, а в развязке угадывается концепция «Легенды о Великом инквизиторе». Прошкин же движет зрелище к какому-то невообразимому миксу из Энди Уорхола, принты которого висят на обшарпанных стенах убогого городишки, и Тарантино. Но результат этого разнонаправленного движения – вовсе не такой, как в басне про рака, лебедя и щуку. Наоборот, – родился динамичный и неожиданный фильм.