Самые красивые русские. Ирина Бондаренко ↓

0 +

Она не считалась первой красавицей школы, возле ее класса не простаивали на переменах вздыхатели, на питерских улицах никто никогда не останавливался перед ней, ошарашенный ее красотой. Ира и сама не осознавала за собой дара очарования, самый распространенный эпитет в ее адрес мало походил на комплимент: какая же ты худенькая! И требовался истинно профессиональный взгляд, чтобы в угловатой и застенчивой девушке-подростке разглядеть прообраз будущей топ-модели. Так оно и случилось. Однажды в метро Иру заметил агент Red Stars, подошел, вежливо и бесстрастно попросил уделить ему несколько минут внимания. Эти минуты и стали поворотными в ее жизни. Ира сначала подумала, что предложение поехать в Москву, на кастинг в знаменитое модельное агентство - всего лишь розыгрыш или способ знакомства. Она никогда не думала об этом, даже и мечтать не смела. Но мечта возгорелась из искорки и превратилась в пламя, захватила девушку. Однако президент агентства Виталий Лейба несколько остудил этот жар и посоветовал Ире сделать паузу, приехать вновь через несколько месяцев. Что заставило мэтра принять такое решение? Это не в его правилах: растянуть отрицательный ответ во времени, чтобы не обидеть ребенка. Лейба - человек жесткий и рациональный, он не подвизается в роли психоаналитика. Возможно, таким образом он захотел вдохнуть в Иру качество, которое в спорте называется волей к победе? Как бы ни было, Виталий Алексеевич сделал правильный ход. Через полгода Ира Бондаренко вновь стояла на пороге Red Stars и - на пороге яркой карьеры. Это произошло как раз накануне Недели Высокой Моды в Москве. Ира блестяще прошла все кастинги, ее оценили все дизайнеры - участники Недели. А потом был конкурс, национальный финал Elite Model Look 95. Ира оказалась в числе лучших. Поехала на международный финал конкурса в Корею. И там тоже поднялась на пьедестал, заняла второе место. События развивались стремительно, 16-летняя девушка не успевала их осмыслить. Она ничего не знала о мире моды, не представляла себе, как впишется в него. Вначале ее привлекала только возможность попутешествовать, увидеть другие города и страны. Но освоилась быстро, приняв правила игры, необходимость непринужденного общения и с такими же, как она, начинающими моделями, и с боссами этого блистательного бизнеса, и с завсегдатаями модельного закулисья. Удивительно, но при этом она сумела оставаться прежней, не подстраиваться под кого-то, не угождать. Она подписала контракт, мало что смысля в этом. И вернулась в Санкт-Петербург, чтобы обсудить все с родителями. Для них это было некоторым потрясением, в котором радость присутствовала лишь отчасти. Папа пребывал в полном убеждении, что дочь должна заниматься серьезным делом: закончить школу, поступить в университет. Мама оказалась более рисковой, посчитала, что в университет можно поступать и через два года, когда контракт будет отработан. Впрочем, отец тоже осознавал, что Ире выпал в жизни счастливый билет, и не надо гневить судьбу, отказавшись от выигрыша. Уехать из дома в 16 лет и уехать ни куда-нибудь, а в Нью-Йорк - это тоже некоторым образом стресс, хотя и в большей степени положительный. Тут очень важен настрой, важно найти правильное отношение к происходящему, не предаваться воле волн. Привычка к новой жизни вырабатывалась постепенно. В Нью-Йорке ли, в Париже или в Милане Ира постоянно осознавала себя частью своей семьи, в ее мыслях постоянно присутствовали родители, отчий дом, родной город. Она даже выработала рекомендацию для таких, как она, юных моделей: "Надо за свою семью, за свой дом, в который в любую минуту можешь вернуться". Горевать по близким - для этого не оставалось свободного времени. Утром и днем она работала, выполняя требования контракта, а вечерами ходила в колледж учить язык. Прошел год, она изменилась, повзрослела, стала уверенно чувствовать себя в новом мире. Но все-таки иногда сама не верила, что является частью, действующим лицом некоего феерического действа, в котором редки антракты. Только-только адаптировалась ко времени, совершив трансатлантический перелет, и уже надо было отправляться в Милан. Ей казалось, что все эти люди - толпы зрителей, фотографы, дизайнеры, визажисты, агенты - свое внимание сосредоточили исключительно на ней одной и смотрят внимательно, придирчиво, недоумевая: уж не по случайности ли попала сюда эта робкая девчушка. Но все быстро встало на свои места, Ира ощутила: ее принимают здесь как равную, как достойную. Внешне этот мир был даже чересчур доброжелателен по отношению к ней, а суть подводных течений, интриг и непременной завистливости она старалась не воспринимать. И возможно, была права: зачем отягощать себя лишней информацией, которая не слишком действенна? Перед первым ее выходом на подиум, мимо нее проследовал официант с подносом, уставленным фужерами с шампанским. Ира машинально взяла один фужер и сделала большой глоток - это как знаменитые "наркомовские сто грамм", полагавшиеся бойцам перед атакой. Но она сразу же и сделала себе мысленное внушение: с шампанским надо обращаться крайней осторожно. И объявила себе сухой закон, хотя и не абсолютной степени: иногда все-таки можно пригубить Мало-помалу, но все наладилось. Бондаренко что называется, "хорошо пошла". Работы прибавлялось. Мир узнавал о русской Ирине. А она поняла, что работа, если правильно к ней относиться, это бесконечная фиеста. Не надо придумывать себе сложности, поддаваться мимолетным обидам, сравнивать себя с кем-то, задаваться вопросами, кто лучше, кто хуже. У нее очень много подруг среди фотомоделей, она неподдельно радуется встречам и знакомствам, охотно откликается на приглашения посетить party, дни рождения, пикники. Конечно уставала - физически, потому что из-за всего этого праздника спать иногда удавалось по 3-4 часа в сутки. Но физические силы восполнялись только о мысли: мир прекрасен, надо успеть впитать его в себя, охватить его единым взглядом. Чего скрывать, деньги, которые зарабатывает Ира, позволяют ей чувствовать себя своей в этом мире. Сначала, правда, она даже растерялась, узнав о масштабах собственных гонораров. Но к хорошему, в том числе и к большим деньгам, человек привыкает быстро. Важно не сделаться их рабом. Ира решила, что никогда не будет скаредной, это слишком примитивно и не интересно. Она приглашала какую-нибудь из своих менее обеспеченных подруг в короткое путешествие, покупала два билета на самолет, и через несколько часов девушки уже плавали в теплом море. Естественно, немалую часть денег фотомодель должна тратить на воспроизводство собственной привлекательности, если можно так выразиться. Ира понимает, что это - тоже часть ее работы, которую одновременно делают для нее другие люди - массажисты, спортивные инструкторы, косметологи. Им всем нужно платить, и немало. В моделинге существует своя гонка, своя Формула-1. Нужно успевать, улавливать веяния, соответствовать запросу. Я спрашиваю у Иры, часто ли ей приходится менять что-то в себе, поднимать планку? - Сейчас модельный рынок расширяется: все больше в мире моделей, постоянно возникают новые журналы, фотографы предлагают неожиданные ракурсы, модельеры выдвигают оригинальные концепции. Этот мир очень изменчив, но не обязательно повторять все его движения. Несколько месяцев назад в моде был один образ, сейчас другой. Вот в прошлом году все манекенщицы в Милане были длинноволосые, а сейчас у всех побриты головы. Я предпочитаю оставаться немного консервативной. Иначе можно потерять себя, свою индивидуальность. Ира говорит, что в модельном бизнесе люди реагируют именно на твою индивидуальность. Важна не только внешность, но даже и образ жизни, который становится достоянием публики. Нужно играть, подавать себя - как можно интереснее. Это она поняла не сразу. Необходимо преодолевать дурное расположение духа, когда готовишься выполнять работу. Никого не интересует, что творится у тебя в душе, всем важен образ, который заставляет поверить в него. А иногда мешает и прекрасное настроение, вот что странно! Я всегда прихожу на работу с тем настроением, которое у меня есть. А ведь это негативная черта в характере модели. Конечно, когда у меня отличное настроение, все кажется здорово, все получается. Но когда оно, прямо скажем, не очень -а бывало так, что ты шла наперекор мнению людей, от которых ты зависишь в работе? -Бывало, и не раз! Но все-таки нам, моделям, многое прощается. И часто серьезные дяди подстраиваются под нас, принимают наши привычки и выходки. Но есть вещи, которым необходимо подчиняться. Например, нужно быть пунктуальной. Опаздывать - это моветон в работе, даже непрофессионализм. Часто бывает так, что успех расслабляет и кружит голову. И начинаешь думать, что каждое правило можно перебить исключением, на которое имеешь право только ты. В любом случае, нужно быть предельно организованным человеком, это залог карьеры. Каждая манекенщица, модель постоянно задумывается о том, что однажды нужно пересечь финишную черту. И что тогда? Нужно готовить себя к этому моменту. Случаются и промежуточные финиши, когда проблемы подталкивают к резкому решению. У Иры были такие ситуации. Что-то не ладилось, мир представал враждебным. Хотелось все бросить и уехать домой. Депрессия всегда может возникнуть из воздуха - от усталости, от череды мелких неудач. Поэтому важно иметь в запасе какое-нибудь серьезное увлечение. Или на время переменить образ существования, скрыться от посторонних глаз, думать о себе, о своем пути. Ее мысли нередко обращаются к кинематографу, но она не думает исключительно об актерской карьере, ведь в кино есть много других профессий. У Иры есть одна своя, особая трудность: она ужасно боится летать на самолетах. Для востребованной модели это настоящая проблема. Летать по миру она начала сразу после победы в Elite Model Look. И одна из первых поездок была на Филиппины. Летела из Нью-Йорка в Лос-Анджелес. Из Лос-Анджелеса - в Манилу. На один день. Потом я села в самолет и полетела на Пхукет. А из Пхукета в Париж. За три для я облетела весь мир. А в тот года, когда близ парижского аэропорта упал "Конкорд", она испытала настоящий страх перед перелетами. И до сих пор этот страх не прошел. Раньше она при каждом удобном случае старалась слетать домой, в Питер. Сейчас такие вояжи стали редки, чаще родители прилетают к ней в гости. Да и не особо ее тянет в родной город. Возможно потому, что в Питере она прожила не так уж долго. Ее отец был военным, семья сменила много адресов, одно время жили в Германии. И выходит теперь так, что ей ближе стал Париж. А теперь - о самом, возможно, главном. Не так давно Ирина Бондаренко вышла замуж. Об этом сообщала и мировая, и российская пресса. Муж Иры напрямую связан с модельным бизнесом. Это президент агентства "Элит" Жеральд Мари, создавший не одну звезду подиума, в том числе и бывшую свою жену Линду Евангелисту. Я спрашиваю у Иры, не сравнивают ли Жеральд ее с этой звездой моделинга? Ира звонко смеется, говорит, что не только никогда не сравнивал - даже и не вспоминал никогда Линду. И вообще, она такой вопрос слышит впервые. Когда они решили пожениться, Ира боялась, что потеряется, растворится в ауре Жеральда, и все перестанут воспринимать ее как самостоятельную личность. Но потом я поняла, что самое главное - любить, верить и не меняться, оставаться самой собой. Наверное, это помогло: мир моды принял новое обстоятельство, брак юной манекенщиц и столпа модельного сообщества. Это союз двух любящих сердец и двух индивидуальностей, профессионалов высокого класса. Их роман начался неожиданно. Букер Иры, Алекс, предложил поехать в Версаль, на концерт Рикардо Мутти с La Scala - был лишний билет. Так получилось, что на концерте их места оказались рядом - ее и Жеральда. Вечером они зашли поужинать в ресторан. -А потом он улетел на неделю в Нью-Йорк. А я получила цветы: спасибо за компанию на концерте. И затем началась череда каких-то совпадений. Например, он мог принести мне лилии, а я точно такие же лилии купила час назад. Все это длилось год: телефонные звонки, короткие встречи. Ира не была уверена, что эти отношения перерастут во что-то большее. Жеральд значительно старше ее. Его, возможно, сдерживало то же самое обстоятельство. Но в конце концов, все решили их чувства, оказавшиеся выше всяких препятствий. Однажды он предложил ей приехать к нему на Ибицу. Она в этом время отдыхала с друзьями в другом месте. Он каждый день звонил. Она долго колебалась. Но в какой-то момент голос свыше сказал: это твой любимый человек, это твой путь. Ира собралась за пять минут, а оставшиеся до вылета два часа казались ей вечностью. И теперь она никак не может представить себе, что ее жизнь могла бы развиваться по иному сценарию.

Виктория Сарыкина

09 февраля 2008

Комментариев: 0
Уровень гламура: 1

Фотографии